Андрій Пишний Голова правління АТ "Ощадбанк"

ЛІТО В БАЛИКО-ЩУЧИНЦІ

09 серпня 2017, 14:33

Колись давно мені пощастило придумати проект "Відчуй" і зібрати навколо ідеї інклюзивності та допомоги слабкочуючим і зовсім нечуючим дітям небайдужих і креативних людей. Час минає, проект живе. Живе і розвивається, змінює світ. Щоразу, спостерігаючи за їхніми успіхами, я думаю, що треба більше. І буде більше. Незабаром. А поки почитайте, як це працює – репортаж на charitum.com, який я розміщую і тут у своєму блозі.

Отже:

ЛЕТО В БАЛЫКО-ЩУЧИНКЕ. РЕПОРТАЖ ИЗ ДЕТСКОГО ИНКЛЮЗИВНОГО ЛАГЕРЯ

Текст:ТАНЯ КРЕМЕНЬ

Фото: ИВАН ЧЕРНИЧКИН

Журналист Татьяна Кремень и фотограф Иван Черничкин добрались до дальнего из двух детских инклюзивных лагерей, тех самых, средства на которые собирали во время благотворительного Кураж Базара. В селе с живописным названием Балыко-Щучинка в почти 100 километрах от Киева отдыхают дети с нарушениями слуха

В Балыко-Щучинку мы едем не с пустыми руками – везем поп-корн. Сегодня конец смены, а потому будет гулянка – и запланирован просмотр мультфильма, а значит, поп-корн точно пригодится.

Лагерь "Вiдчуй" выглядит так – лес, палатки, дети. Конец смены, завтра за детьми приедут родители. За некоторыми не приедут. Это инклюзивный лагерь – то есть, для очень разных детей. Большая часть из них – с нарушениями слуха. Есть сироты. Есть не совсем дети по возрасту.

Счастливые жители лагеря носятся под дождем

Антону двадцать лет, он сирота, он из Житомирского интерната для неслышащих. В лагерь приезжает постоянно, остается на все смены. "Мы ему говорим – ну чего ты рвешься сюда, ты большой уже, а он – я домой приехал", – рассказывает Даша.

Даша Герасимчук в лагере постоянно – она и вожатая, и вдохновитель, и надежда, и опора, и тут же крутится ее дочка Полина. В лагере Даша проводит свой отпуск – как и все, кто здесь работает. Никто здесь зарплату не получает.

"Мы говорим Антону – ну чего ты рвешься сюда, ты большой уже, а он – я домой приехал". На фото в центре – Антон с другими обитателями лагеря в Балыко-Щучинке

Проживание ребенка в лагере обходится примерно в 1200 гривен – это расходы на питание. Часть этих расходов покрывают за счет пожертвований – Кураж базар, гражданская организация "Відчуй", другие. Часть вносят родители.

"Антон уже взрослый – по возрасту взрослый", – уточняет Даша, и в лагерь в этом году его вначале брать не хотели, но потом пришлось взять, потому что как иначе. Чтобы заработать на лагерь, Антон месяц проработал на лесопилке. Получил за месяц тысячу гривен. Но в лагерь Антона взяли просто так.

Даша Герасимчук в лагере постоянно – она и вожатая, и вдохновитель, и надежда, и опора

Здесь больше сотни детей, и у каждого своя история, и каждая история – сложносочиненная. Иногда родители не могут до конца принять того, что у ребенка проблемы со слухом. Случается, когда в семье с неслышащим ребенком родители не знают языка жестов. Случается, когда неслышащие дети не знают языка жестов. Задача лагеря – вписать детей с нарушениями слуха в общество. Социализировать. Показать, что вариантов и возможностей – полно.

"Я, когда узнала, все думала – неужели я никогда не услышу, как мой ребенок прочитает стишок на утреннике? Не увижу, как он пойдет на дискотеку?", – Даша ёжится.

Дашина дочь Полина (на фото слева) репетирует танец на вечер

У Даши дочь родилась неслышащей, но это заметили только после года. Ребенок не говорил, но, врачи успокаивали – мол, начнет болтать сразу фразами, не остановите. А потом как-то раз дома за спиной у Полины лопнул шарик. Все вздрогнули – кроме Полины.

После того, как девочке поставили диагноз в "лучших" традициях – "не лечится, и говорить она не будет никогда" – от Даши ушел муж, объяснив напоследок, что ему нужны "здоровые дети".

Балыко-Щучинские игры на свежем воздухе

Даша выла день или два. А потом узнала про имплант. При врожденной глухоте его нужно ставить до формирования речевых центров – то есть, примерно до полутора лет. Позже бесполезно. Имплант можно поставить и взрослому человеку, но только если он слышал перед тем, как потерял слух.

Стоимость импланта – около тридцати тысяч евро. Даша продала квартиру – "маленькую, очень удачно, очень быстро, и родители меня поддержали", переехала на дачу, а дочке сделали операцию. Очереди ждать смысла не было.

Лагерь в Балыко-Щучинке существует уже четвертый год

Сейчас Полина веселая, бойкая, полненькая барышня. "Пузырик, фигура в меня", – юморит Даша. Она учится в обычной школе, свободно болтает, и от сверстников ничем не отличается – только за ухом небольшой аппарат. Проблем с общением у нее нет никаких, язык жестов она выучила сама, попав впервые в лагерь, когда поняла, что иначе ей с другими детьми не объясниться.

- Маааам, меня обижают! – Полина, поссорившись с кем-то, старательно давит слезу.

- Ну сядь в палатку и поплачь, – Даша не церемонится.

Подъем в лагере – в 8 утра

Дети в лагере поделены по отрядам. За отрядом закреплены вожатые. Расписание вполне щадящее – в 8 утра подъем, потом зарядка. Есть библейский урок, а еще сказка на ночь, и в 10 вечера отбой.

Библейский урок – потому что инклюзивный лагерь сделали на базе религиозного, и часть вожатых здесь – прихожане миссии "Світло на сході". Кто-то ездил сюда еще ребенком, теперь занимается с детьми сам. Инклюзивный лагерь существует уже четыре года.

Каждый лагерь посвящен какой-то теме. Этот назывался "Творцы истории" – идея в том, что каждый творит свою историю сам

Инклюзивный лагерь – затея общественной организации "Відчуй". Ее создал нынешний глава "Ощадбанка" Андрей Пышный – он сам потерял слух в 34 года – и задача организации – помочь людям с нарушениями слуха. Даша работает в ней исполнительным директором.

Каждый лагерь посвящен какой-то теме. Этот назывался "Творцы истории" – идея в том, что каждый творит свою историю сам. Кроме прочего, детям показывали вдохновляющие ролики от разных известных личностей. "Фагот записал обращение, в своем стиле – мол, жизнь говно, любви нет, но все будет в итоге хорошо. И они такие – да! Да! Все правильно! Любви нет!", – рассказывает, смеясь, Даша.

Здесь все очень любят обнимать друг друга

Конечно, здесь бывает сложно. Временами дети, как и везде, дерутся – и иногда их приходится даже разливать водой. Если кого-то надо позвать – трясут за плечо. На руках часто бывают синяки – если хочешь кого-то перебить, хватаешь за руку.

"Когда они только приехали, первый вечер, отбой, у них масса впечатлений – и они включают фонарики в палатках и обсуждают, жестикулируют – такая пантомима получается", – вспоминает вожатая Наташа.

Уборка в палатке перед окончанием смены

Сегодня в лагере все взбудоражены – по случаю окончания смены масса приготовлений, и финал по футболу намечен, и отбой будет не в десять вечера, как положено, а в час ночи. Но мастер-классы проходят по расписанию.

Тот самый финал по футболу

Даша читает мастер-класс на тему бизнеса. Объясняет детям, что не обязательно идти к кому-то на работу – можно сделать свое дело самому. Можно что-то перепродать – хотя вначале для этого что-то надо купить. Можно помочь по хозяйству. Можно придумать, что ты можешь предложить – заплетать косы, ходить за покупками. Она рассказывает, рядом переводчик повторяет ее слова на жестовом.

Даже в предпоследний лагерный день все мастер-классы проходили по расписанию

На соседней поляне психолог и группа детей. Здесь проводят профориентацию, помогают определить, у кого к чему есть склонность.

Чуть дальше творческий хаб – здесь рисуют, лепят, делают коллажи. Сегодня исполняют нечто в стиле Джексона Поллока – точки акрилом на больших листах.

Здесь проводят профориентацию, помогают определить, у кого к чему есть склонность

Еще есть медиа хаб. Здесь детям рассказывают, что такое реклама. Задание – снять за день снять рекламный ролик какого-то товара. Например, сегодня рекламируют ложку.

Ниже – хаб строительства. Пилят, сколачивают, красят. На прошлой смене из палетт сделали мебель – лавки и столы.

Хабом кухни заправляет Карен – "самый крутой повар у нас, самый!". Здесь готовят стейки с сырным соусом, покрывают пряники глазурью, жарят правильные шашлыки – словом, к готовке относятся крайне серьезно.

Здесь готовят стейки с сырным соусом, покрывают пряники глазурью и жарят правильные шашлыки

Мобильники здесь все сдают на хранение, и взять его можно только, чтобы связаться с родителями – за нарушение штраф, наряд вне очереди на кухне или еще какое задание. Но в общем-то времени на мобильники тут и нет, день у жителей лагеря расписан плотно от и до – если не хаб, то идут на речку купаться, или болтают, или играют, или смотрят кино.

За пару дней до нашего приезда в лагере провели грандиозную игру, "Рога большого оленя" – все переоделись, была охота, выслеживание, погоня. Даша была дикой свиньей – пряталась в стоге сена от охотников, и от скуки даже задремала.

Ни один вожатый не может победить мальчиков в армрестлинге

Время обеда, мы садимся за столы. Кудрявая девочка напротив, нараспев:

- Я Олеся, – тянет руку.

Здесь все дети любят жать руку и обниматься.

Жму руку в ответ.

- Таня, – говорю.

- Я вмію читати по губам, – объясняет Олеся. – Мене мама навчила. А в мене теж такий є! – указывает на мой чокер.

Олеся (на фото в центре) умеет читать по губам и хочет сделать себе татуировку

- Круто, – говорю. – А это что у тебя, тату? – на руке у нее нарисован какой-то узор. – У меня тоже есть, – показываю свою татуировку.

У Олеси загораются глаза:

- Тату!! Справжнє! Я теж хочу, дуже хочу. Мама поки не дозволяє. Але я потім зроблю. Після того, як вийду заміж.

- Аааа?

- Бо чоловіку може не сподобатися тату. Тому після того як вийду заміж. А заміж я вийду, – замолкает, прикидывает в голове, – заміж я вийду в 21, або 20 років. Як закінчу інститут.

Здесь каждая история – сложносочиненная

Здесь каждая история – сложносочиненная. Маленький Кирилл – переселенец с Донбасса, его старший брат работает в лагере вожатым, мама в Киеве, ну а папа остался в Донецке, потому что "его родина – ДНР".

У худющего Никиты помимо проблем со слухом – ДЦП. Тем не менее, в лагере он бегает быстрее всех – "у него как-то руки-ноги расшатаны, бежит очень быстро", – Даша знает все про всех. Этот мальчик увлекается ботаникой и знает название любого жука. Этот паренек в лагере впервые и очень скучает по родителям, но терпит, потому что мужчина и взрослый.

У Никиты (на фото) – помимо проблем со слухом – глухоты ДЦП. Несмотря на это, в лагере он бегает быстрее всех

Вообще, ребята здесь очень физически крепкие, у них сильные руки – они постоянно жестикулируют, и ни один вожатый не может победить мальчиков в армрестлинге.

Идет сильнейший дождь. Мы собираемся под большим тентом – здесь театр, здесь место общего собрания, здесь прячутся от дождя. Кто-то наигрывает на пианино. Кто-то валяется на матах и читает. На сцене повторяют танец на вечер. Снаружи льёт, время от времени мы стряхиваем воду с полога над входом. Дети носятся под дождем, счастливые, мокрые – среди них и Полина. Даша сжимает в руке имплант – его нельзя мочить, и Полина вначале отдала его маме.

Даша Герасимчук со своими подопечными

Дождь чуть стихает.

- Нам пора идти, наверно, – говорю. – До свиданья, – жму руку Даше.

- А обниматься?? – Даша разводит руками. – Мы все здесь обнимаемся!

Прощание перед отъездом

Мы обнимаемся с Дашей крепко, прощаемся, а потом выходим из-под тента, идем мимо палаток, кухни, идём мимо мокрого футбольного поля и насквозь мокрых, запыхавшихся, очень счастливых игроков.

Лагерь в Балыко-Щучинке принимает за лето две смены по восемь дней – это больше 170 детей. В киевском инклюзивном SpaceCamp, которым занимается Олеся Яскевич, – около 70 ребят. Он проходит в этом году с 20 июля по 20 августа

АВТОРИЗАЦІЯ І ВХІД ДЛЯ АВТОРІВ


УвійтиСкасувати
Якщо ви новий читач, будь ласка, зареєструйтесь
Забули пароль?
Ви можете увійти під своїм акаунтом у соціальних мережах:
Facebook   Twitter