Володимир Фесенко Політолог, керівник Центру політичного аналізу "Пента"

Политические тенденции марта 2020 г.

06 квітня 2020, 00:00

Март 2020 г. прошел под знаком двух "К" – коронавирус (вирус COVID-19) и карантин. Возникла новая социальная реальность – мир ушел на карантин. Это беспрецедентная ситуация для современного мира. Отдельные страны и даже целые континенты стали закрывать внутренние и внешние границы, вводить различные ограничения – от карантина до режима чрезвычайного положения. После того, как 24 марта ограничительные меры были введены в Индии, около трети населения мира оказалось на карантине. Естественно, это проявилось и в Украине. Активная политическая жизнь во второй половине марта почти приостановилась. Пандемия COVID-19 сама по себе стала главным, определяющим фактором политической и экономической ситуации во всех странах мира, которые она затронула, включая и Украину.

Тенденции реагирования украинских властей и общества на эпидемию COVID-19

3 марта в Украине был зафиксирован первый случай заболевания вследствие вируса COVID-19. Первый заболевший был выявлен в Черновцах, он прибыл из Италии. В тот же день в Черновцах еще трое людей были госпитализированы с подозрением на COVID-19. 13 марта в Украине была зафиксирована первая смерть от COVID-19 – в Житомирской области умерла 71-летняя женщина, которая 12 марта было госпитализирована с подтвержденным случаем COVID-19. 16 марта эпидемия COVID-19 добралась до Киева. 17 марта главный санитарный врач страны Виктор Ляшко сообщил, что четыре человека в Украине получили коронавирус внутри страны. 25 марта количество подтвержденных (по результатам тестов) заболевших на COVID-19 перевалило за сотню – 145 человек, 5 заболеваний завершились летальным исходом. 29 марта главный санитарный врач Виктор Ляшко сообщил, что в Украине не осталось ни одной области, где не было бы зарегистрировано случаев коронавируса (последним регионом, куда добралась эпидемия, стала Кировоградская область). 31 марта число подтвержденных заболеваний на COVID-19 составило 645 человек (17 летальных исходов). При этом 10 человек выздоровели от этой заразы. На утро 1 апреля больше всего заболеваний было зафиксировано в Киеве – 134, в Черновицкой области – 104 (и больше всего летальных исходов – 4), Тернопольской области – 98. Меньше всего подтвержденных заболеваний (по одному на регион) – в Закарпатье, Харьковской и Херсонской областях.

Естественно, когда мы говорим о статистике по заболеваниям на COVID-19, то имеются в виду случаи, подтвержденные тестами. Как правило, это люди, попавшие в больницу с активной формой заболевания. Реальное число инфицированных может быть на порядок, а то и на два порядка больше. В первой половине марта на статистику по COVID-19 влиял острый дефицит тестов на этот вирус. По состоянию на 20 марта в Украине было проведено всего 316 тестов на COVID-19. Схожие проблемы (хотя и не в такой острой форме) были в целом ряде других стран мира, в том числе и в ряде европейских. В конце марта тестирование на COVID-19 стало в Украине более масштабным (на 2 апреля было проведено 3834 теста на COVID-19).

Пока по официальной статистике и по сравнению со странами, которые столкнулись с этой эпидемией раньше и в больших масштабах, мы находимся на начальном этапе эпидемии. На ее пик, судя по тенденциям развития эпидемии в ряде европейских стран, мы выйдем в последней декаде апреля. Расширение масштабов эпидемии (в том числе по возрастанию летальных исходов) у нас происходит несколько медленнее, чем в Италии и Испании. И это позитивная тенденция, обусловленная введением режима карантина на раннем этапе эпидемии.

Руководство страны реагировало на развитие эпидемии достаточно оперативно. В первой половине марта основное внимание уделяли эвакуации украинцев из других стран. Но с середины марта главные усилия были сосредоточены на противодействии эпидемии внутри Украины. Уже 11 марта по всей стране был введен карантин на три недели. Карантин предусматривал закрытие авиасообщения с некоторыми странами, закрытие учебных заведений, запрет массовых собраний более 200 человек, закрытие большей части КПП. Введение карантина в Украине было обусловлено не столько внутренними масштабами развития эпидемия (на тот момент в Украине был всего один подтвержденный случай COVID-19), сколько кризисными тенденциями в ряде европейских стран, прежде всего в Италии. По состоянию на 10 марта в Италии уже было более 10 тыс. подтвержденных случаев заболевания на COVID-19 и более 600 умерших. При этом только за 10 марта умерло 168 человек. 8 марта в Италии ввели карантин на севере страны, а 9 марта на всей территории государства. Судя по всему, именно итальянская ситуация подтолкнула украинские власти к действиям на опережение. Для сравнения, в Испании ввели чрезвычайное положение 15 марта (на тот момент было уже более 6 тыс. подтвержденных случаев заболевания на COVID-19 и около 200 умерших), во Франции жесткий карантин ввели только с 17 марта (на тот момент было уже около 7 тыс. подтвержденных случаев заболевания на COVID-19 и полторы сотни умерших).

В последующие дни после введения карантина постепенно вводились новые ограничения: 12 марта запретили проводить футбольные матчи с зрителями, 13 марта была закрыта граница для въезда иностранцев, 15-16 марта в крупных городах стали закрывать торговые центры и магазины (кроме продовольственных магазинов и аптек), рестораны, кафе, развлекательные заведения. С 17 марта это было сделано по всей стране. Также были запрещены все массовые мероприятия с участием более 10 человек. В ночь с 17 на 18 марта было закрыто метро и введены ограничения для пассажирского транспорта. С 18 марта было закрыто пассажирское сообщение между городами. С середины марта в отдельных регионах страны стали вводить чрезвычайную ситуацию (первыми это сделали в Черновицкой области – с 14 марта). 25 марта Кабинет министров Украины продлил карантин до 24 апреля 2020 г. и ввел чрезвычайную ситуацию по всей стране.

Со второй декады марта произошла предельная концентрация деятельности органов государственной власти и местного самоуправления на противодействии эпидемии COVID-19. Возникла драматическая дилемма управленческого выбора – между жесткими карантинными мерами по противодействию эпидемии и минимизацией негативных экономических последствий от эпидемии и карантина. Дело в том, что масштабный и жесткий карантин стал катализатором кризисных экономических тенденций. Отдельные отрасли экономики, многие направления малого и среднего бизнеса, особенно в сфере сервиса и торговли оказались на грани банкротства. В большинстве крупных государств, в том числе и в Украине, эту дилемму решают в пользу временных, но жестких мер по противодействию эпидемии COVID-19. Одновременно принимают и решения по оказанию чрезвычайной поддержки бизнесу и отдельным отраслям экономики, а также целевые социальные программы. Пакет соответствующих мер был принят правительством и парламентом и в Украине. 17 марта по инициативе Президента и правительства Верховная Рада приняла законопроект поддержке предпринимателей в период карантина из-за коронавируса. Для бизнеса, в том числе и малого, был введен ряд налоговых отсрочек. Президент Зеленский инициировал выплату с 1 апреля 2020 г. дополнительной 1 тыс. грн тем пенсионерам, кто имеет пенсию меньше 5 тыс. грн, а с 1 мая 2020 будет осуществлено индексацию пенсий. Правительство также решило возместить часть коммунальных платежей на время введенного карантина для наиболее пострадавших категорий граждан. Но возможности таких действий в нашей стране были ограничены скромными экономическими ресурсами и сложной бюджетной ситуацией. Министерство финансов предложило создать в бюджете стабилизационный фонд размером 124,2 миллиарда грн для борьбы с коронавирусом. Но для этого потребовалось провести сокращение ранее запланированных бюджетных расходов, что вызвало резкую критику со стороны отдельных ведомств и различных политических сил. В законопроекте, поданном в Верховную Раду в конце марта, размер стабилизационного фонда был сокращен до 103,9 грн. Но запланированные бюджетные изменения пока не удалось принять. Для поддержания финансовой и экономической стабильности руководство страны вынуждено было обратиться за поддержкой к Международному валютному фонду и другим финансовым донорам. Для противодействия эпидемии COVID-19 и на центральном и на местном уровне стали привлекать ресурсные и организационные возможности бизнеса.

В процессе введения карантина и противодействия эпидемии COVID-19 возникли большие и самые разнообразные проблемы. Прежде всего проявилась острая и масштабная нехватка требуемых материальных ресурсов (от масок и антисептиков до тестов на COVID-19 и аппаратов искусственной вентиляции легких). Руководство страны организовало срочную закупку этих ресурсов за рубежом (что происходило в условиях острой международной конкуренции за эти ресурсы), а также инициировало их производство внутри страны. Но дефицит соответствующих ресурсов сохраняется и по сей день.

Как уже отмечалось, и эпидемия COVID-19 и введенный карантин, а также проблемы, возникшие на глобальных рынках, спровоцировали существенное ухудшение социально-экономической ситуации. В марте это проявилось, в частности, в заметном снижении курса национальной валюты. С 10 по 20 марта Нацбанку Украины пришлось потратить более двух миллиардов долларов США на поддержание курса национальной валюты. В марте стали ощутимо расти цены на ряд товаров массового спроса. По данным телефонного опроса, проведенного Киевским международным институтом социологии (КМИС) в конце марта, 29% респондентов заявили о росте цен на продукты питания. 20% опрошенных сообщили, что у них возникли финансовые сложности. Закрытие многих предприятий и учреждений вследствие карантинных ограничений привело к росту прямой и, особенно, косвенной безработицы. По данным упомянутого опроса КМИС 5% респондентов сообщили, что их отправили в неоплачиваемый отпуск, 4% опрошенных заявили об угрозе полной потери работы, 12% работающих респондентов отметили, что им предложили уйти в неоплачиваемый отпуск, 6% работающих респондентов заявили, что им предложили согласиться на понижение зарплаты. Очевидно, что социально-экономические проблемы будут нарастать. По данным телефонного опроса соцгруппы "Рейтинг", проведенного в конце марта, 60% опрошенных отметили, что их сбережений, при условии прекращения получения доходов, хватит меньше чем на месяц.

В процессе форсмажорного введения карантина и различных ограничений, и центральные и местные власти не успевали продумывать логистику реализации принимаемых решений. В этой связи стали возникать самые разнообразные социальные и бытовые проблемы. Одна из наиболее типичных – проблемы с общественным транспортом. Люди не могли добраться на работу или к своим родственникам. По данным вышеупомянутого опроса КМИС различные транспортные проблемы отметили 10-11% опрошенных. Ограничения по числу пассажиров в одном транспортном средстве стали приводить к конфликтам, в том числе с агрессивными проявлениями.

Проявились и серьезные управленческие проблемы: напряжение и противоречия в отношениях между мэрами крупных городов и правительством, а также в отношениях с местными государственными администрациями. При этом сказывалось отсутствие опыта у Премьер-министра, ряда министров и многих глав облгосадминистраций, а иногда и откровенная управленческая слабость части чиновников. Многие принимаемые решения выполнялись лишь частично или с большими сбоями. Поскольку к борьбе против эпидемии COVID-19 был привлечен бизнес, в том числе и крупный, на региональном уровне стали возникать конфликты в отношениях между влиятельными бизнесменами и руководителями областных госадминистраций. Самый громкий и скандальный такой конфликт возник в Харькове, но был улажен при содействии Офиса Президента Украины.

Эпидемия COVID-19 резко проявила острейшие проблемы отечественного здравоохранения – нехватку финансового и ресурсного обеспечения, нищенские зарплаты медиков, управленческую разбалансированность, возникшую в ходе медицинской реформы. Еще в феврале начали воссоздавать санитарно-эпидемиологическую службу, разрушенную в период, когда министерством здравоохранения руководила Ульяна Супрун. Но этот процесс идет сложно и пока не завершен. В процессе эпидемии возникли и новые проблемы. Медики оказались в зоне риска. Отсутствие средств защиты привело к заболеваниям COVID-19 у врачей и медсестер. В Монастырском районе Тернопольской области из 36 зафиксированных случаев COVID-19 21 был отмечен у медиков. В ряде регионов начались увольнения медиков. Правительство предприняло срочные меры по двухкратному и даже трехкратному увеличению заплаты для различных категорий медиков.

Серьезные проблемы (организационно-логистические, финансовые, социально-психологические и др.) возникли с возвращением украинских граждан (как туристов, так и трудовых мигрантов) из-за рубежа на родину. МИД Украины еще в феврале запустил специальный информационный сервис "Друг" для разрешения разнообразных проблем, возникающих у наших граждан за рубежом в процессе пандемии и при возвращении на родину. К концу марта, по данным МИД, в Украину вернулось более 144 тыс. наших сограждан. В связи с наплывом возвращающихся и процедурами их медицинской проверки на ряде пограничных пунктов (особенно на границе с Польшей) возникли ажиотаж и напряжение. В процессе возвращения на родину наших сограждан стало очевидным, что вместе с ними в Украину приходят и новые носители COVID-19. Вначале возвращающимся рекомендовали режим добровольной самоизоляции, но многие его не соблюдали. Поэтому 29 марта Кабинет министров принял решение об обязательности обсервации для тех украинцев, которые возвращаются из-за границы. Но попытки реализовать это решение на практике привело к целому ряду конфликтных ситуаций и организационных сбоев. Относительно проблемы возвращения наших сограждан из-за рубежа произошел раскол в общественном мнении. По данным вышеупомянутого опроса соцгруппы "Рейтинг", 34% респондентов считают, что власть должна возвращать всех граждан домой после закрытия границы, 24% считают, что нужно возвращать, но выборочно. 34% считают, что вообще не нужно никого возвращать после закрытия границы.

В этой связи отмечу, что одна из наиболее показательных тенденций марта – неоднозначная реакция на эпидемию COVID-19 и карантин в поведении простых граждан и в общественном мнении. Четко проявились два полюса в реакции на эпидемию: с одной стороны – отрицание реальных рисков и опасности эпидемии (банальный бытовой пофигизм), нарушение правил карантина и рекомендаций по поведению в условиях карантина, а с другой стороны проявление повышенной озабоченности по поводу надвигающейся эпидемии. Все-таки, абсолютное большинство наших сограждан осознает реальные угрозы эпидемии. По данным мартовских опросов соцгруппы "Рейтинг" абсолютное большинство украинцев (73% в середине марта, 87% в конце марта) считают реальной угрозу распространения коронавируса в целом для Украины. Число тех, кто отрицает такую угрозу, сократилось с 22% в середине марта до 9% в конце марта. Но при этом почти половина опрошенных (44% в середине марта и 41% в конце марта) пока не видит реальной угрозы коронавируса для себя лично и своей семьи. Удивительно, но в главной группе риска (люди в возрасте 60+) таких "оптимистов" еще больше – 48%.

Большинство украинцев поддержали меры по противодействии эпидемии COVID-19. По данным опроса соцгруппы "Рейтинг" в конце марта, 58% опрошенных считают введенные властями меры по борьбе с коронавирусом оптимальными. 28% вообще утверждают, что они слишком мягкие. Лишь 6% убеждены, что меры слишком жесткие. Согласно опросу КМИС, проведенному в конце марта, 40% респондентов считают принятые меры (по введению карантина) вполне адекватными, 43% считают, что меры по борьбе с эпидемией должны быть более жесткими. Только 9% опрошенных убеждены, что эти меры должны быть менее жесткими, введено много ненужных ограничений. И лишь 1% респондентов заявили, что не нужны вообще никакие ограничительные меры. 49% опрошенных считают, что ограничительные меры по противодействию эпидемии были приняты своевременно, 38% убеждены, что власти сделали это с опозданием, по мнению 5% респондентов ограничения были введены преждевременно.

Конечно же, сохраняется традиционное недоверие к действиям власти и ее решениям, также проявляется недовольство и раздражение по поводу отдельных карантинных мер и организационной неразберихи в их выполнении, а также в связи с нехваткой бытовых ресурсов по борьбе с эпидемией (медицинских масок, антисептиков). Но при этом пока удалось избежать массовых проявлений панических и агрессивных настроений. Скупка валюты и отдельных товаров наблюдалась, но скорее локально и в ограниченных масштабах (особенно по сравнению с некоторыми странами). Правда, в данном случае наверняка сказалась и скудность наличных финансовых ресурсов у большинства украинцев.

Следует отметить, что большинство населения постепенно стало прислушиваться к рекомендациям медиков и органов власти по противодействию эпидемии и соблюдению режима самоизоляции. Позитивную роль в этом сыграла массированная социальная реклама в масс-медиа. Еще одна позитивная тенденция – новый импульс в развитии волонтерского движения, на этот раз – в противодействии эпидемии COVID-19 и в организации социальной помощи группам риска. Активную роль при этом играет отечественный бизнес.

В связи с расширением масштабов эпидемии во второй половине марта возникла дискуссия о целесообразности введения в Украине чрезвычайного положения. Активными сторонниками этой идеи выступили министр внутренних дел А.Аваков и тогдашний министр здравоохранения И.Емец. Но резко против чрезмерной чрезвычайщины выступили организации, представляющие интересы бизнеса, а также различные политические силы и общественные организации. Настороженно отнесся к этой идее и Президент Зеленский. В итоге был избран компромиссный вариант – введение по всей стране чрезвычайной ситуации (это более мягкий вариант чрезвычайного реагирования – без ограничения прав и свобод граждан).

Но не исключено, что к этой идее могут вернуться в случае резкого обострения эпидемиологической ситуации и/или при возникновении массовых агрессивных проявлений (например, случаев мародерства) и всплеске криминальной активности. В этой связи отмечу, что данным опроса соцгруппы "Рейтинг" в конце марта, 49% респондентов поддержали бы введение чрезвычайного положения (43% – против). Большинство опрошенных поддерживают дальнейшие ограничения (возможный запрет на проведение массовых мероприятий, забастовок и митингов; ограничения въезда и выезда в отдельные города и области; ограничения движения транспортных средств и их обзор), но абсолютное большинство (80%) против возможного предоставления государству права принудительно изымать имущество у юридических и физических лиц.

"Чрезвычайный" месяц для Президента Зеленского

Март 2020 г. оказался для Президента Зеленского "чрезвычайным" периодом и в прямом и в переносном смысле. Судя по всему, "чрезвычайным" будет для него и весь 2020 год.

В начале марта Президент Зеленский был сосредоточен на решении кадровых вопросов – смена правительства, формирование нового Кабинета министров, замена Генпрокурора. Это были очень непростые решения для Владимира Зеленского. Тяжелым было расставание с Алексеем Гончаруком и Русланом Рябошапкой – людьми, которым он доверял и симпатизировал, ожидал от них прорывных результатов. Готовых преемников на должности Премьер-министра и Генпрокурора у Президента Зеленского не было. И если по назначению Дениса Шмыгаля на пост главы правительства решение было принято достаточно быстро, то процесс формирования нового правительства затянулся, а в конце марта даже пришлось поменять министров финансов и здравоохранения. Не сразу решился вопрос и с назначением нового Генпрокурора. Президент рассматривал несколько кандидатур. В итоге остановил свой выбор на Ирине Венедиктовой, которая вошла в его команду еще на старте президентской избирательной кампании. Президент вновь начал искать эффективных исполнителей. Как оказалось, найти их не так и просто.

Начиная со второй декады марта, главное место в деятельности главы государства заняла проблема противодействия эпидемии COVID-19. Во второй половине марта она поглотила все его внимание. Президент фактически сам перешел на чрезвычайное положение. Координационным центром в организации противодействия эпидемии COVID-19 стал Офис Президента Украины. 13 марта под председательством Президента Украины Владимира Зеленского состоялось заседание Совета национальной безопасности и обороны, на котором обсуждались меры по противодействию распространению коронавируса. 16 марта Президент Владимир Зеленский создал и возглавил координационный совет по противодействию распространению коронавируса COVID-19. В этот же день он собрал в Офисе Президента олигархов и крупных бизнесменов. Как стало известно Президент Зеленский просил у крупного бизнеса помощь в борьбе с распространением коронавируса. Бизнесмены согласились с предложениями Зеленского и пообещали оказать всю необходимую помощь государству в осуществлении превентивных мер по противодействию распространения коронавируса. Информация об этой встрече вызвала в украинском обществе неоднозначную реакцию. На самом деле, подобное взаимодействие руководства страны с крупным бизнесом произошло не в первый раз. В начале экономического кризиса 2008-2009 гг. Премьер-министр Ю.Тимошенко также договаривалась с крупным бизнесом о совместных действиях по борьбе с кризисными тенденциями в экономике. Весной 2014 г. после аннексии Крыма Россией и в начальной фазе конфликта на Донбассе два олигарха (И.Коломойский и С.Тарута) были назначены губернаторами проблемных областей. При этом С.Тарута, как сообщали СМИ, был назначен по предложению Р.Ахметова. Также надо учитывать и политические установки самого Владимира Зеленского. В самом начале своего президентства он обещал привлечь олигархов к решению общественно значимых задач. С этой целью он встречался с рядом олигархов еще в 2019 г. Ну а с началом эпидемии COVID-19, в условиях нехватки у государства различных ресурсов, стало очевидным, что бороться с этой эпидемией надо "всем миром", включая и крупный бизнес. Положительный эффект взаимодействия с крупным бизнесом стал очевиден достаточно быстро. Благодаря личным связям Александра Ярославского с известным китайским бизнесменом Джеком Ма удалось оперативно организовать поставку в Украину из Китая медицинских ресурсов для борьбы с эпидемией COVID-19. В последние дни марта поставки медицинских ресурсов из Китая и Южной Кореи происходили почти в ежедневном режиме.

Также следует отметить чрезвычайную информационную активность Президента Зеленского в марте. С 13 по 29 марта он 9 раз выступал с видеообращениями относительно принимаемых решений по борьбе с эпидемией коронавируса. 13-14, и 16-18 марта он выступал с такими видеообращениями в ежедневном режиме. Такая активная коммуникация Президента с обществом помогла Владимиру Зеленскому сохранить положительное отношение большинства украинцев, несмотря на сложнейшие проблемы, возникшие в связи с эпидемией COVID-19 и введенным карантином. По данные опроса соцгруппы "Рейтинг", проведенного в конце марта, 56% опрошенных считают реакцию президента В.Зеленского на угрозу распространения коронавируса в Украине эффективной, 30% – дают противоположные оценки. Оценки деятельности других органов государственной власти, по данным этого опроса, гораздо более критичные. По данным телефонного опроса КМИС в конце марта 2020 г., к Владимиру Зеленскому позитивно относятся 46% тех, кто его знает (в феврале 2020 г. – 48%), нейтрально – 33% (в феврале -29%), негативно – 21% (в феврале – 24%). Как видим, число симпатиков Президента Зеленского несколько снизилось, но в рамках статистической погрешности, но чуть сильнее снизилось и число тех респондентов, кто к нему относится негативно.

В конце марта Президенту Зеленскому пришлось сыграть чрезвычайную роль и в обеспечении парламентских решений. 30 марта Верховная Рада на внеочередном заседании не смогла утвердить в должности двух новых министров и принять бюджетные изменения, связанные с борьбой против эпидемии COVID-19. Колебания при голосовании проявились и в пропрезидентской фракции. Президенту пришлось прийти в парламент и обратиться к депутатам с призывом принять все необходимые решения, требуемые для возобновления сотрудничества с МВФ. После этого удалось принять все требуемые решения: назначить новых министров финансов и здравоохранения, принять в первом чтении так называемый "антиколомойский закон" (об условиях "возвращения", точнее, невозвращения национализированных банков прежним владельцам), принять во втором чтении и окончательно закон о рынке земли.

В последние дни марта для Президента Зеленского возникла еще одна чрезвычайная проблема. Разразился скандал с подозрениями в коррупции вокруг Дениса Ермака, брата главы Офиса Президента Андрея Ермака. Пока Президент не отреагировал публично на этот скандал, продолжается расследование по поводу информации, содержащейся на видеозаписях, на которых фигурирует Д.Ермак. Похоже, что Владимир Зеленский больше доверяет Андрею Ермаку, чем депутату от фракции "Слуга народа" Гео Леросу, который запустил эти видеозаписи в публичное пространство. К тому же, лоббистские действия, зафиксированные на видеозаписях, не были воплощены в соответствующие кадровые и управленческие решения. Но проблема с этим скандалом остается актуальной для Президента Зеленского и в апреле.

Несмотря на чрезвычайные проблемы, с которыми столкнулись в марте и вся страна и сам Президент Зеленский, он воздержался от настойчивых предложений по введению в Украине чрезвычайного положения. Видимо, чрезвычайщина не очень нравится и ему самому.

Смена правительства и особенности нового Кабинета министров

4 марта 2020 г. в Украине произошла смена правительства. Кабинет министров А.Гончарука был отправлен в отставку. О причинах и мотивах его отставки говорилось в февральском обзоре политических тенденций. Новым Премьер-министром был назначен Денис Шмыгаль. Вслед за этим Верховная Рада утвердила и состав нового правительства, правда, в неполном формате. Не были назначены новые министры образования, энергетики, культуры и вице-премьер по экономическому развитию. То, что целый ряд вакансий в новом Кабинете министров не был заполнен к моменту его формирования, косвенно говорит о том, что решение о смене правительства принималось достаточно спонтанно. Кроме того, одновременно сказались два противоположных фактора. С одной стороны, несколько потенциальных претендентов на роль новых членов Кабмина после некоторых раздумий отказались от вхождения в состав правительства. Скорее всего, не захотели рисковать. Уже было очевидно, что новое правительство столкнется с чрезвычайными вызовами и может повторить судьбу своего предшественника. С другой стороны, целый ряд членов Кабмина А.Гончарука отказались войти в состав нового правительства, проявив политическую солидарность с отставленным Премьером.

Процесс укомплектования нового правительства растянулся на весь март и до сих пор не полностью завершен. На внеочередном заседании Кабинета министров Украины 10 марта 2020 г. были назначены исполняющие обязанностей министров экономического развития, культуры, образования и энергетики. 17 марта Верховная Рада назначила министром развития экономики, торговли и сельского хозяйства Игоря Петрашко, который до этого работал в ряде крупных бизнес-структур. В конце марта пришлось поменять министров финансов и здравоохранения. Очевидно, что кадровые проблемы при формировании высшего эшелона исполнительной власти остаются актуальными.

Отмечу особенности нового правительства. Кабмин романтиков и теоретиков во главе с А.Гончаруком сменило правительство прагматиков. В новом Кабмине – сплав молодости и опыта в соответствии с новыми кадровыми установками Президента Зеленского. Средний возраст нового состава правительства 46 лет (на 7 лет старше Кабмина А.Гончарука). Количественно доминируют ровесники нового Премьер-министра (ему – 44 года). Число опытных министров (с опытом менеджмента или в исполнительной власти или в бизнесе) заметно увеличилось. Из предыдущего состава правительства осталось 7 министров, включая и Д.Шмыгаля, который был повышен в должности.

Очевидны неоднородность и эклектичность нового правительства. Почти сразу стало заметным, что новый Кабмин не является единой командой. В правительстве А.Гончарука, при всех его слабостях, командности и ценностного единства было намного больше. Уже на стартовом этапе проявились противоречия внутри нового Кабмина, приведшие к отставке двух министров. Не вдаваясь в подробности, отмечу, что министры И.Емец и И.Уманский не нашли общего языка ни с главой правительства, ни с Офисом Президента, более того – вошли с ними в диссонанс по целому ряду вопросов. Оба претендовали на большую самостоятельность, которую не получили.

Что можно сказать об особенностях нового Премьер-министра Дениса Шмыгаля? У него есть немалый опыт работы в исполнительной власти, но в основном на региональном уровне. В правительстве он начал работать только с февраля 2020 г., поэтому опыта работы на уровне центральной власти у него почти нет. Пока Д.Шмыгаль выглядит очень невыразительно. Это заметно и в зеркале общественного мнения. По данным опроса КМИС в конце марта, из тех, кто успел запомнить Д.Шмыгаля, лишь 11% респондентов относятся к нему положительно, 65% – нейтрально, 25% – негативно. Д.Шмыгаль не выглядит самостоятельной фигурой, скорее – послушным исполнителем воли Президента. В первые дни своего премьерства он допустил ряд ляпов в своих публичных заявлениях (прежде всего по теме поставок воды в Крым). В середине марта – в начальный период борьбы с эпидемией – Д.Шмыгаль явно провалился во взаимодействии с местной властью (особенно с мэрами крупных городов). Но не стоит его недооценивать. Он сумел поставить на пост министра Кабинета министров (ключевая позиция для главы правительства) своего человека – О.Немчинова. Незаметно он пытается расставлять своих людей на разные должности в исполнительной власти. В этом плане он немного напоминает В.Гройсмана. Также отмечу, что Д.Шмыгалю удалось выдавить из состава правительства двух строптивых министров – И.Емца и И.Уманского. Так что, Д.Шмыгаль пока остается "темной лошадкой" в разных смыслах – и в плане своей потенциальной эффективности, и с точки зрения реальных возможностей влияния на исполнительную власть.

Объективно новый Кабмин должен стать антикризисным правительством. Но в марте стало очевидным, что Кабмин не столько является антикризисным штабом, сколько исполнителем тех решений, которые принимаются в Офисе Президента.

Отмечу еще одну специфическую тенденцию марта – во время карантина произошло дальнейшее усиление роли министра внутренних дел Авакова, который де-факто стал латентным (скрытым) Премьер-министром (или, как минимум, неформальным первым вице-премьером по карантинной чрезвычайке). Кстати, Арсена Борисовича можно поздравить с рекордом – он самый "долгоиграющий" министр в истории независимой Украины. На посту министра внутренних дел он непрерывно находится уже более 6 лет. За это время 4 раза менялось правительство (нынешний Кабмин уже пятый на счету А.Авакова), но Арсен Борисович неизменно остается в строю. Правда, при этом он не может похвастаться особой популярностью. По данным опроса КМИС в конце марта, из тех, кто знает А.Авакова (а знают его почти все украинцы), лишь 12% респондентов относятся к нему положительно, 53% – нейтрально, 35% – негативно. По февральскому (2020 г.) опросу Центра Разумкова почти 74% украинцев не доверяли министру внутренних дел (при этом 42% не доверяли полностью), лишь 1,3% доверяли ему полностью, еще 13,1% – скорее доверяли.

Верховная Рада: работа в чрезвычайном режиме

Март 2020 г. стал чрезвычайным и для Верховной Рады Украины. Впервые в истории современного украинского парламентаризма весь месяц Верховная Рада работала в пленарном режиме преимущественно в формате внеочередных заседаний. Сначала это было связано с тем, что в обычном режиме можно было рассматривать только законопроект о рынке земли. В привычном режиме очередных пленарных заседаний Верховная Рада работала только в начале марта – с 3 по 6 марта. За эти заседания парламент успел рассмотреть большую часть поправок к законопроекту о рынке земли. Но по инициативе Президента возникла срочная необходимость в принятии кадровых решений по правительству и Генпрокурору. Поэтому вечером 4 марта парламент собрался на внеочередное заседание, на котором были приняты четыре законопроекта, а также были решены кадровые вопросы по Кабинету Министров Украины: был отправлен в отставку с должности Премьер-министра Алексей Гончарук, главой правительства был назначен Денис Шмыгаль, был утвержден и новый состав Кабинета министров. На этом заседании были заслушаны и отчеты руководителей правоохранительных органов. Это выглядело как воспитательная процедура. Президент выступил с резкой критикой деятельности правоохранительных органов. Уже в этот день стало очевидно, что планируется рассмотрение вопроса об отставке Р.Рябошапки с должности Генпрокурора. Этот вопрос рассматривался профильным парламентским комитетом, но на внеочередном заседании Верховной Рады решить его не успели, поэтому на 5 марта было назначено еще одно внеочередное заседание. В итоге решение об отставке Р.Рябошапки с должности Генпрокурора было принято после его отчета 5 марта.

Очередная пленарная неделя в работе Верховной Рады планировалась на 17-20 марта. Ожидалось, что 17 или 19 марта будет завершено и рассмотрение закона о рынке земли. Но в связи с введением в стране карантина пришлось изменить и распорядок работы парламента. Были отменены командировки народных депутатов и их помощников, введены ограничения на доступ в здания Верховной Рады. 16 марта на заседании Согласительного совета Верховной Рады было принято решение изменить очередность пленарных и комитетских недель, и на период карантина (до 3 апреля 2020 г.) перейти на режим работы в комитетах. Однако, по настоянию Президента Украины утром 17 марта было созвано внеочередное заседание украинского парламента, на котором были приняты ряд законодательных решений о противодействии эпидемии коронавируса, а также были решены кадровые вопросы: Ирина Венедиктова по представлению Президента Украины была назначена Генпрокурором, а Игорь Петрашко был утвержден на должность министра развития экономики, торговли и сельского хозяйства Украины.

18 марта среди зараженных на вирус COVID-19 появился первый народный депутат – Сергей Шахов. Всего к началу апреля 7 народных депутатов подхватили вирус COVID-19.

30 марта Верховная Рада 9-го созыва установила очередной рекорд – сразу три внеочередных заседания подряд. Их проведение было обусловлено необходимостью принятия ряда кадровых и законодательных решений, в том числе и для срочного возобновления сотрудничества с МВФ. На эти заседания депутаты собрались с мерами предосторожности – в медицинских масках и перчатках. На первом внеочередном заседании парламентарии приняли ряд законодательных актов по борьбе с эпидемией COVID-19, отправили в отставку министров финансов и здравоохранения, но не смогли назначить новых министров и принять изменения по реструктуризации госбюджета, направленные на создание спецфонда по борьбе с эпидемией COVID-19. Вслед за этим, после небольшого перерыва, было проведено второе внеочередное заседание парламента, на котором был принят закон "О внесении изменения в Закон Украины "О Государственном бюджете Украины на 2020 год" относительно непрерывного обеспечения питания военнослужащих".

Но уже через 40 минут председатель Верховной Рады по требованию Президента Украины созвал третье внеочередное заседание, на котором должны были все-таки назначить новых министров финансов и здравоохранения и принять законы, необходимые для возобновления сотрудничества с МВФ (так называемый "антиколомойский закон" и закон о рынке земли). После эмоционального выступления Президента Зеленского и при его личном присутствии все эти вопросы удалось результативно проголосовать, хотя рассмотрение поправок по земельному закону затянулось до полуночи и он был принят в 00:42 31 марта 2020 г.

Поскольку все результативные решения на внеочередных заседаниях парламента 30-31 марта были приняты при поддержке депутатов различных фракций и депутатских групп, а не только фракции "Слуга народа", появились утверждения о крахе "монобольшинства" и чуть ли не предстоящем роспуске Верховной Рады, а также о появлении якобы альянса "Слуги народа" с фракцией "Европейская солидарность" Петра Порошенко. О том, что это упрощенные и не вполне корректные оценки я уже писал (https://blogs.pravda.com.ua/authors/fesenko/5e8317119af56/). Дополнительно отмечу, что эпоха парламентского монобольшинства, когда абсолютное большинство парламентских решений принимались только силами фракции "Слуга народа" закончилась вместе с так называемым турбо-режимом еще осенью прошлого года. С ноября-декабря прошлого года многие решения парламента принимаются при поддержке различных ситуативных союзников, в роли которых эпизодически выступали все парламентские фракции без исключения, но чаще всего – две депутатские группы ("За будущее" и "Доверие"), а также часть внефракционных депутатов. Во многих случаях эта поддержка не являлась решающей, а отражала объективное совпадение интересов различных политических сил. В этом смысле ничего принципиально нового в конце марта не произошло, просто сказалось отсутствие более 30 депутатов от "Слуги народа". Нет и альянса с "Европейской солидарностью". Фракция П.Порошенко (также, как и фракция "Голос") ситуативно проголосовала за "антиколомойский закон" и закон о рынке земли, поскольку также выступала за необходимость срочного возобновления сотрудничества с МВФ, идеологически поддерживала обе эти законодательные инициативы, а по земельному закону были учтены некоторые их поправки (также, как и поправки "Голоса"). Но по всем другим законодательным и кадровым вопросам фракция "Европейская солидарность" голосовала против предложений Президента Зеленского и правительства.

Противоречивые процессы внутри фракции "Слуга народа"

В марте заметно обострилась ситуация внутри фракции "Слуга народа".

Первый тревожный звоночек прозвучал 5 марта при голосовании за отставку Руслана Рябошапки с должности Генпрокурора Украины. Из 224 присутствовавших на заседании парламента депутатов пропрезидентской фракции "за" проголосовали лишь 179, шесть депутатов демонстративно проголосовали "против", 28 – воздержались, 11 – не голосовали. Из 24 отсутствовавших депутатов около половины наверняка прогуляли это заседание по политическим мотивам (для сравнения, на внеочередном заседании парламента 4 марта при кадровых голосованиях отсутствовало не более 10 депутатов). Это было первое проявление недовольства у части депутатов фракции "Слуга народа".

13 марта около 30 депутатов фракции "Слуга народа" публично выступили против создания консультативного совета в Трехсторонний контактной группе с участием представителей ОРДЛО. Затем число подписантов этого заявления и соответствующего обращения к Президенту Зеленскому увеличилось до 60 человек. Правда, потом ряд депутатов после встречи с главой Офиса Президента Андреем Ермаком сняли свои подписи под этим заявлением.

18 марта часть народных депутатов "Слуги народа" опубликовали декларацию, в которой заявили о своей готовности выделиться в отдельную группу и создать демократическую платформу в составе фракции "Слуга народа". По тексту заявления было очевидно, что это не оппозиция Президенту Зеленскому, а скорее проявление опасений по поводу ряда принятых в последнее время решений. 25 марта около двух десятков представителей этой группы выступили в поддержку "антиколомойского закона".

На первом внеочередном заседании Верховной Рады 30 марта проявилось недовольство части депутатов фракции "Слуга народа" по кадровым вопросам и по изменениям в бюджете. В свою очередь депутаты, близкие олигарху И.Коломойскому, не голосовали за "антиколомойский закон", а часть из них не поддержали и закон о рынке земли. Тем не менее, как только в зале голосований появился Президент Зеленский – все необходимые решения были приняты. По всем принятым решениям на третьем внеочередном заседании парламента 30 марта минимум 90% присутствовавших депутатов фракции "Слуга народа" голосовали "за". В том числе голосовали "за" и присутствовали при голосовании большинство представителей "Демплатформы" во фракции "Слуга народа".

Таким образом, можно сделать вывод, что пока нет никаких оснований для диагноза о расколе и крахе пропрезидентской фракции. Президент Зеленский по-прежнему может мобилизовать и консолидировать абсолютное большинство депутатов своей фракции. И по сей день в фракции "Слуга народа" нет оппозиции лично Зеленскому (для сравнения, в БПП было около 20 депутатов, настроенных оппозиционно по отношению персонально к Порошенко). И пока никто из депутатов не заявил о выходе из президентской фракции. Соответственно, на данный момент нет никаких рисков и для юридического существования "монобольшинства". С другой стороны, очевидно, что в марте 2020 г. во фракции "Слуга народа" обострились внутренние проблемы и проявились определенные кризисные тенденции. И Президенту Зеленскому и его Офису, а также руководству фракции придется прилагать еще больше усилий для согласования различных интересов и позиций внутри фракции "Слуга народа".

Правоохранительные органы: вместо "весны посадок" – борьба с эпидемией

В конце февраля – начале марта стало очевидным недовольство Президента Зеленского деятельностью правоохранительных органов. С приходом весны надо было показывать выполнение лозунга "Весна придет, сажать будем!". Поэтому в Офисе Президента Украины решили устроить демонстративную взбучку руководителям правоохранительных органов. На заседание Верховной Рады 4 марта вынесли вопрос о деятельности правоохранительных органов в сфере преодоления коррупции в Украине и усиления правопорядка. Президент выступил с резкой критикой в адрес правоохранительных органов за их недостаточно эффективную работу в этой сфере.

Президент не ограничился критикой. 5 марта был отправлен в отставку с должности Генпрокурора Р.Рябошапка, который стал показательной жертвой. В зоне риска был и глава НАБУ А.Сытник, но решение о его отставке не было принято, скорее всего, из-за процедурных проблем (сложной процедуры увольнения), а затем не до этого стало в связи с необходимостью сосредоточиться на противодействии эпидемии коронавируса.

Готовый кандидатуры на пост Генпрокурора у Президента Зеленского не было. Он выбирал как минимум из трех кандидатур. В итоге остановил свой выбор на Ирине Венедиктовой, которая до этого возглавляла Государственное бюро расследований. 17 марта И. Венедиктова по представлению Президента была утверждена парламентом на должность Генпрокурора.

Почему Президент выбрал именно ее? Владимир Зеленский познакомился с ней еще в октябре 2018 г., перед началом президентской избирательной кампании. В ходе избирательной кампании и после прихода В.Зеленского к власти она явно завоевала его доверие и симпатию, поэтому была назначена на должность главы Государственного бюро расследований. В противостоянии между ней и Р.Рябошапкой Президент Зеленский принял ее сторону. Наверняка он увидел в ней руководителя, который может справиться с миссией "весны посадок". Но реализацию этой миссии придется отложить по объективным причинам – все силы правоохранителей, как и других госструктур, брошены на противодействие эпидемии.

Первые шаги И.Венедиктовой на посту Генпрокурора вызвали очень неоднозначную реакцию. Произошла ожидаемая чистка руководства Генпрокуратуры. И.Венедиктова стала убирать руководителей, назначенных Р.Рябошапкой (некоторые из них ушли по собственной инициативе) и расставлять на руководящие должности своих людей. Появились некие намеки на новые приоритеты в деятельности Генпрокуратуры. Но какими они будут, мы пока не знаем. Все сломала ситуация с эпидемией и карантином.

Именно вызовы и проблемы, связанные с противостоянием эпидемии COVID-19, выдвинули на первый план другое правоохранительное ведомство – Министерство внутренних дел и его руководителя А.Авакова.

Переговорный процесс по Донбассу: несостоявшийся "прорыв"

11 марта на заседании Трехсторонней контактной группы (ТКГ) едва не произошел прорыв. После длительного перерыва участники переговоров (при участии главы Офиса Президента Украины А.Ермака и зам.главы Администрации Президента РФ Д.Козака) договорились сразу по четырем позициям: 1) представить в ТКГ окончательно согласованные списки лиц, подлежащих процедуре взаимного освобождения; 2) по вопросу разведения сил и средств (правда, без конкретизации этих пунктов и их количества); 3) об одновременном открытии КПВВ в населенных пунктах Золотое и Счастье; 4) о создании Консультативного совета при политической подгруппе ТКГ.

Однако как только стали известны подробности формулы создания Консультативного совета при политической подгруппе ТКГ (представительство по 10 участников от Украины и ОРДЛО с правом решающего голоса, остальные участники – от ОБСЕ, Германии, Франции и России – будут иметь по одному представителю с совещательным голосом) и его основная задача – "осуществление диалога, консультаций и выработка предложений по проектам политических и правовых решений по урегулированию конфликта", это вызвало шквал критики в Украине, в том числе и со стороны ряда депутатов президентской фракции "Слуга народа". По мнению критиков, такая формула Консультативного совета дает сепаратистам субъектность и определяет их как сторону конфликта. К тому же в России и в сепаратистских республиках идею создания Консультативного совета оценили как начало прямых переговоров между Киевом, с одной стороны, и "Донецком и Луганском", с другой стороны. Подобные заявления только усилили резкое неприятие этой идеи в Украине. Глава Офиса Президента Украины А.Ермак два дня не комментировал эту тему, но после резкой критики вынужден был пояснить логику создания этого Совета. О дискуссии на это тему я подробно писал 15 марта в блоге на "Украинской правде" (https://blogs.pravda.com.ua/authors/fesenko/5e6e0d1a3f827/).

Жирное многоточие в этой дискуссии поставила эпидемия COVID-19. Подписание документов по Консультативному Совету и само его создание планировалось на заседании ТКГ в Минске 25 марта. Но, как я и прогнозировал 15 марта, это подписание не состоялось. 23 марта стало известно, что из-за эпидемии COVID-19 заседание ТКГ состоится в формате видео-конференции, соответственно не будет и подписания документов о создании Консультативного Совета.

Заседание ТКГ состоялось 26 марта. Ключевые вопросы, которые поднимались украинской стороной, касались ситуации с безопасностью на Донбассе и взаимного освобождения удерживаемых лиц. Но конкретно ничего не было согласовано. В России после этого заявили о срыве договоренностей, достигнутых 11 марта, и обвинили в такой ситуации украинскую сторону, а также участников переговоров из Германии и Франции.

Глава Офиса Президента Украины А.Ермак на своем брифинге 31 марта пояснил, что будущее Консультативного совета в ТКГ зависит от результатов консультаций с французскими, немецкими партнерами и ОБСЕ. По некоторым данным, такие консультации проводились после встречи в Минске, но не привели к согласованному результату. Косвенно это подтверждают и обвинения российской стороны, и заявление А.Ермака. Глава Офиса Президента Украины также отметил, что переговоры продолжаются и только после консультаций с парламентом и обществом будет принято окончательное решение о консультативном совете в ТКГ. Это означает, что критика в адрес идеи Консультативного совета не будет игнорироваться.

Эпидемия COVID-19 фактически поставила переговоры по Донбассу на паузу. И это касается не только переговоров в Минске. Встреча советников лидеров стран "нормандского формата", которая должна была состояться 12 марта, также была перенесена из-за карантина. Уже очевидно, что из-за пандемии COVID-19 встреча лидеров стран "нормандского формата" не состоится в апреле, маловероятно, что она состоится и в мае. Но если не будет существенного продвижения по выполнению договоренностей, достигнутых на Парижском саммите в декабре прошлого года, то встреча лидеров "нормандской четверки" может не состояться и в летние месяцы.

В сложнейшей ситуации – на своеобразной "растяжке" – оказался главный украинский переговорщик по Донбассу Андрей Ермак. Ему надо показать прорыв в реализации Минских соглашений и Парижских договоренностей и подтвердить (прежде всего Президенту Зеленскому) свою репутацию успешного переговорщика. Но при этом А.Ермак не может пойти на такие компромиссы, которые не будут восприняты в Украине, как показала резко критичная реакция на идею "Консультативного совета". А скандал, который разгорелся вокруг брата А.Ермака, еще сильнее ослабляет переговорные позиции главы Офиса Президента Украины.

Таким образом, помимо очередной паузы в переговорном процессе возникает еще и неопределенность его дальнейших перспектив.

Военная ситуация в зоне конфликта на Донбассе

Воздействие эпидемии COVID-19 на ситуацию в зоне конфликта проявилось только в том, что в середине марта с обеих сторон было почти полностью перекрыто движение через КПВВ на линии соприкосновения. Во второй половине марта на Донбассе с обеих сторон линии фронта появились инфицированные на COVID-19.

На военную ситуацию в зоне конфликта на Донбассе эпидемия COVID-19 почти не повлияла. Обстрелы не прекращались на протяжении всего месяца. В первой декаде (особенно 10-12 марта) и в конце месяца наблюдались локальные обострения военных действий, которые привели к потерям среди украинских военнослужащих. Всего в течение марта погибло 10 украинских военнослужащих, 53 было ранено, еще 21 военнослужащий получил боевые травмы. По этим показателям военная ситуация на Донбассе заметно ухудшилась по сравнению с февралем 2020 г. (тогда было четверо погибших и 27 раненых).

powered by lun.ua
Україна та Європа1103 Зеленський41 Aтака Путіна1243 Донбас19 Корупція1363
АВТОРИЗАЦІЯ І ВХІД ДЛЯ АВТОРІВ


УвійтиСкасувати
Ви можете увійти під своїм акаунтом у соціальних мережах:
Facebook   Twitter