23 лютого 2021, 12:10

Президент Зеленский: Что делать дальше? (часть первая)

Этот вопрос, вынесенный в заголовок данного текста, возникает перед Президентом Зеленским как минимум уже третий раз.

Первый раз это произошло, когда Владимир Зеленский только что был избран главой государства. Надо понимать, что на тот момент к власти пришел человек, который никогда не занимался политикой, не работал в системе государственного управления. У него были добрые намерения (например, попытаться как можно быстрее завершить войну на Донбассе), но не было готовых рецептов по решению наиболее острых общественно-политических проблем. Была, пожалуй, лишь самая общая, несколько наивно-романтическая установка – заменить старых политиков и топ-чиновников "новыми лицами", и таким образом быстро решить все имеющиеся проблемы. У Зеленского тогда не было и команды для управления страной. Была лишь относительно небольшая группа людей, которая занималась его избирательной кампанией. В ближайшем его окружении был лишь один человек, имевший опыт работы в системе госуправления – Андрей Богдан, который стал главой Офиса Президента, и взял на себя роль главного модератора выработки и реализации государственной политики нового Президента Украины. Естественно, в таких условиях новый глава государства вынужден был полагаться (почти исключительно) на рекомендации и предложения того же А.Богдана, своих помощников, аппарата Офиса Президента, официальных и неофициальных советников по различным направлениям государственной политики

Второй раз этот вопрос стал актуальным год назад. Перед Президентом Зеленским возникла необходимость реконструкции его управленческой команды, которая была сформирована после победы на президентских и парламентских выборах. С одной стороны, это было вызвано отставкой А.Богдана с поста главы Офиса Президента. Бывший главный модератор и драйвер политики Зеленского стал основным источником конфликтов и напряжения в его ближайшем окружении. С другой стороны, у Президента Зеленского возникло определенное разочарование в "новых лицах", прежде всего в молодом и неопытном правительстве А.Гончарука. Это не означало полный отказ от "новых лиц", скорее речь шла о поиске более эффективных кадров. В-третьих, надвигалась угроза пандемии Ковид-19. В этих условиях глава государства сделал ставку на более опытные кадры. Одновременно возникла потребность в некоторой корректировке государственной политики перед вызовами эпидемии Ковид-19 и вызванными ею кризисными тенденциями в социально-экономической сфере.

И вот сейчас вопрос "что делать дальше?" вновь на повестке дня у Президента Зеленского. Это заметно по действиям руководства страны, по поискам новых тактических решений, по утечкам информации из Офиса Президента и ближайшего окружения главы государства. К этому также вынуждает и сложная рейтинговая ситуация Президента Зеленского и его партии, и необходимость быстрейшего выхода из кризисной ситуации, вызванной эпидемией Ковид-19. Новый политический разворот Владимира Зеленского уже заметен. Но мы еще не знаем, насколько он будет последовательным, и каким будет его последующая траектория.

Не только "что делать?", а и "для чего делать?" ("Методичка" для нынешнего и будущих президентов)

Прежде чем ответить на вопрос "что делать", надо также понимать и "для чего делать?". Варианты ответа на второй вопрос могут быть разными.

Классические (и академически правильные) ответы на этот вопрос: чтобы решить наиболее острые и актуальные общественно-политические проблемы; чтобы нейтрализовать политические риски или вызовы для национальной безопасности. Разрешение важнейших общественных проблем предполагает, как правило, проведение структурных реформ. Но, как известно, бывают и непопулярные (иногда вынужденные) политические решения, в том числе и непопулярные реформы, либо реформы, которые дают свой положительный эффект не сразу. Опыт наших руководителей показывает, что за некоторые непопулярные реформы приходится расплачиваться падением рейтингов, а зачастую и поражением на выборах.

А рейтинги и особенно выборы имеют определяющее значение для политиков. Нормальный политик, в том числе и государственный деятель, стремится к повышению, или, хотя бы, к поддержанию своей популярности. Это может выражаться и в динамике рейтингов, и в одобрении СМИ, в положительных оценках в социальных сетях. У любого профессионального политика всегда есть некая "рейтингозависимость". Социологические рейтинги – это количественный индикатор популярности и перспектив любого политика. Кстати, поддержка (аплодисменты, "лайки") в социальных сетях не всегда означают рост политических рейтингов. Иногда можно получать одобрение своих оппонентов, а не своих сторонников. Понимать и вычислять действия, которые могут приводить к росту политических рейтингов – это большое политтехнологическое искусство.

Политические рейтинги важны не сами по себе. Чем ближе президентские и парламентские выборы, тем в большей степени государственные руководители должны работать на интересы и ожидания своих потенциальных сторонников, обозначать образ врага, и аккумулировать ресурсы для разнообразных популярных решений. Победа на президентских и парламентских выборах является одним из мощнейших мотивов в деятельности любого политика и государственного деятеля.

Президента Зеленского, как выходца из сферы шоу-бизнеса, зачастую подозревают (особенно его оппоненты) в стремлении действовать ради аплодисментов. На самом деле это далеко не всегда подтверждается его реальными действиями. Но априори надо понимать, что государственные деятели – тоже люди, и они тоже хотят получать положительные эмоции, хотят быть популярными. Однако надо учитывать, что политика – это остро конфликтная сфера. Всеобщего одобрения здесь не бывает в принципе. Те или иные политические решения могут вызывать одобрение у одних, и резкое неприятие у других. Это типичная ситуация для политики – конфликты различных общественных интересов. Искусство политики как раз и заключается в поиске оптимального баланса различных общественных интересов, чтобы не приводить к обострению общественно-политических конфликтов, и в то же время добиваться максимального политического эффекта.

Для части государственных руководителей актуальным является такой мотив (ответ на вопрос "для чего?"): чтобы остаться в истории (совершить нечто выдающееся, что будут вспоминать все последующие поколения). Правда, президенты об этом задумываются (хотя и не все), как правило, на втором сроке своих полномочий.

Если страна зависит от своих влиятельных международных партнеров, или стремится к членству в некоем международном объединении, то придется считаться и с пожеланиями (а то и требованиями) своих международных партнеров. Хотите получить льготный кредит от МВФ, тогда придется выполнять их требования, даже если они и не очень нравятся. Хотите стать членом Евросоюза или НАТО, надо соответствовать критериям членства в этих организациях. Нередко государственные деятели могут стремиться к таким действиям, которые вызывают одобрение международных партнеров, а это, в свою очередь, можно использовать и во внутриполитических целях.

В действительности (при выработке стратегии и тактики государственной политики, и при принятии конкретных политических решений) любому государственному лидеру, правительству, правящей партии надо искать оптимальную комбинацию вышеперечисленных факторов. К примеру, разрабатывая и принимая решение по тарифной проблеме надо учитывать и экономический контекст (цену на энергоносители, нагрузку на бюджет), социальные и политические последствия, взаимодействие с МВФ и другими международными партнерами. При этом желательно не забывать и про текущие политические рейтинги, и про грядущие выборы. В 2015 г. и Арсений Яценюк и Петр Порошенко, когда принимали решение о резком повышении коммунальных тарифов, возможно, надеялись, что до будущих выборов еще далеко и негативный эффект этого непопулярного решения будет недолгим. Оказалось, что нет. Тарифная проблема надолго разрушила политические рейтинги А.Яценюка и стала одной из главных причин разочарования в президентстве П.Порошенко, что способствовало и его поражению на президентских выборах 2019 г.

Оптимальный вариант – разработка и реализация долгосрочной политической стратегии. Например, на стартовом отрезке правления надо сконцентрировать возможно больше власти в руках нового руководителя, быстро провести те реформы, которые могут восприниматься как непопулярные. Затем надо стабилизировать социально-политическую ситуацию и перейти к более популярным действиям, накопить ресурсы для самых популярных и эффективных действий, которые желательно осуществить ближе к президентским (и/или парламентским) выборам. Определение стратегии будущей избирательной кампании начинается за год (максимум за полтора года) до соответствующих выборов. Затем происходит реализация этой стратегии. Но это все в идеале.

На практике реализация таких долгосрочных стратегий происходит крайне редко. В нашей политике я таких примеров вообще не знаю. У нас доминируют ситуативные факторы, тактика преобладает над стратегией. Долгосрочная (многолетняя) стратегия, как правило, вообще отсутствует. Присущие Украине стабильная нестабильность, регулярные эмоциональные качели общественно-политических настроений, полухаотичный политический процесс позволяют реализовывать в лучшем случае краткосрочные стратегии (на год, максимум на полтора). Но в большинстве случаев украинские политики и государственные деятели действуют исходя из краткосрочной политической тактики, обусловленной конкретными ситуативными обстоятельствами.

Объективные целевые установки Президента Зеленского

Попробуем ответить на вопрос "для чего?" с точки зрения интересов и специфики Президента Зеленского и его команды.

Во-первых, базовая цель любого Президента Украины – сохранение и укрепление собственной власти. Априори она значима и для Владимира Зеленского. До очередных выборов еще далеко. Теоретически может возникнуть вопрос о досрочных выборах (например, парламентских). Но решать его Президенту придется именно в контексте сохранения и укрепления собственной власти. И в этом смысле досрочные выборы – это инструмент, а не цель.

Во-вторых, еще одна базовая цель (для любого политика) – усиление, либо сохранение (иногда – восстановление) собственной популярности. Это на уровне политических инстинктов, эмоционального комфорта политического лидера. И это очень сильный мотив для действий любого политического и государственного лидера. Особенно для такого, как Владимир Зеленский. Он пришел не из политики, но из той сферы, где эмоциональная реакция, связь с публикой играла определяющую роль. Ситуация с рейтингами Зеленского далеко не катастрофична. Он остается единоличным лидером по президентскому рейтингу, одним из лидеров по рейтингу доверия. Тем не менее, проблемы очевидны. Рейтинги существенно снизились, особенно у президентской партии. И эта тенденция устойчиво проявляется уже более года. Естественно, это беспокоит и самого Президента Зеленского и его команду, и будет вынуждать их к действиям по восстановлению и укреплению своей популярности.

В-третьих, остается актуальной и даже усиливается необходимость решения острейших общественных проблем – корона-кризис, эпидемия Ковид-19 и ее последствия; низкий уровень жизни большинства украинцев, огромные разрывы в доходах; тарифная проблема как главный раздражитель негативных общественных настроений; стагнация украинской экономики, кризисные тенденции и деформации в ее развитии; масштабная коррупция и неэффективность борьбы с системной коррупцией; война на Донбассе; существенные мировоззренческие противоречия внутри украинского общества, в том числе по отношению к России и путям разрешения военно-политического конфликта на Донбассе; чрезмерное влияние на экономику и политику Украины со стороны олигархов и крупного бизнеса, системное сращивание большого бизнеса и большой политики. Именно эти проблемы (их текущее состояние) в решающей степени влияют и на рейтинги Президента. Именно на решении основных общественных проблем обломался Президент Порошенко, а до него потерпели в этом неудачу и другие руководители украинского государства.

В-четвертых, при совершении конкретных политических действий надо учитывать факторы, которые будут влиять на возможность их реализации, и на политическую ситуацию в стране:

- общественные настроения (а они сейчас для Президента не очень благоприятные: в очередной раз доминируют разочарование и недовольство, к ним добавились депрессия и раздражение, вызванные коронакризисом);

- слабость и недостаточная эффективность государственных институтов, в том числе силовых и правоохранительных структур;

- кадровый кризис (отсутствие кадрового резерва у команды Президента Зеленского; проблемы в кадровой селекции; нежелание многих потенциальных претендентов на высокие должности идти в исполнительную власть в условиях кризиса и нестабильности правительственных структур, при относительно невысокой зарплате и больших политических и имиджевых рисках);

- сильное внешнее влияние (с одной стороны, влияние США и Евросоюза на приоритеты политики реформ и на внешнюю политику, влияние МВФ на экономическую политику украинского правительства; с другой стороны, агрессивное воздействие России на военно-политическую ситуацию на Донбассе, на переговоры по Донбассу, влияние на пророссийские силы в Украине);

- сильнейшее и конфликтно-противоречивое влияние олигархов (прежде всего, Ахметова, Коломойского, Порошенко, Медведчука, Пинчука) на политический процесс, институты центральной и местной власти, информационное пространство (в основном через свои телеканалы), а через него и на общественное мнение;

- внутриполитические проблемы и вызовы (проблемы внутри фракции монобольшинства; необходимость использования в парламенте механизмов ситуативного большинства; резкая критика действий Президента со стороны пророссийской, "патриотической" и популистской оппозиции; отсутствие у команды Зеленского подконтрольных телеканалов; конфликт с руководством Конституционного суда; неконтролируемая и преимущественно коррумпированная судебная система, на которую существенно влияют оппоненты Президента Зеленского; усилившееся влияние мэров крупных городов и местного самоуправления, и др.).

Наконец, следует учитывать, что Владимир Зеленский и его команда явно более склонны к ярким импровизациям и блицкригам (решительным быстрым наступлениям), чем к долгосрочным (и даже среднесрочным) стратегиям.

Вот такие исходные позиции у Президента Зеленского в поисках ответа на вопрос: "Что делать дальше?" А вот какие существуют варианты ответа на данный вопрос, об этом – в следующей части статьи.

powered by lun.ua

Непомітна, але важлива подія

Пристрасті навколо справи Медведчука, обшуки в офісах комунальних підприємств Києва, інші скандальні та конфліктні новини відволікли увагу від насправді важливої події...

Возможен ли новый Зеленский?

Это текстовая версия моего видеоблога на ту же тему (см. https://youtu.be/oYAsOli4K5Y). Поскольку у нас уже наблюдается разделение на смотрящих (слушающих) и читающих, публикую и текстовую версию моих размышлений на эту тему...

Два года избрания Владимира Зеленского Президентом Украины

21 апреля исполнилось два года, как Владимир Зеленский был избран Президентом Украины. Но в этот день все внимание было приковано к отношениям между Россией и Украиной, к выступлению Путина...

Анонс видеоблога

После долгих колебаний я решил поэкспериментировать, и попробовать вести свой видеоблог на Ютубе. Многие мои знакомые уже давно это делают. И мне многие советовали сделать то же самое...

Президент Зеленский: Что делать дальше? (Сценарий, реализуемый сейчас: "Удар по Медведчуку")

Возвращаюсь к теме "Президент Зеленский: Что делать дальше?". За последние недели на эту тему появилось немало слухов, утечек, публичных предложений...

Как отключение медведчуковских телеканалов повлияло на рейтинги украинских политиков

5 марта сразу несколько социологических центров презентовали данные своих опросов, проведенных в начале марта (у КМИС – с 23 февраля по 1 марта)...