Олеся Яхно Політичний експерт

"Идиотизация" отдельными политиками граждан

24 лютого 2018, 23:10

На днях в одной из украинских политических программ услышала от одного оппозиционного политика, а затем и от других там же, что Запад, мол, отвернулся от Украины, украинская власть находится чуть ли не в изоляции, и это все прямо чувствовалось на Мюнхенской конференции по безопасности.

Вспомнились сразу же слова президента Петра Порошенко из выступления на Украинском ланче в рамках Мюнхенской конференции (который, к слову, был довольно представительным): "Мы едины тут в Мюнхене, но не едины внутри нашей страны... Внутри страны у нас ведется политическая борьба".

Ну и приведу недавние слова посла Евросоюза Хью Мингарелли в отношении восприятия процессов в Украине: "Мы не сомневаемся в том, я не буду сейчас перечислять список реформ, которые были внедрены в очень трудных условиях, однако, если вы этого не видите – вы или идиоты, или люди с ограниченной точкой зрения".

Это я все к тому, что вот в упор не пойму, зачем оппозиционные политики так настойчиво пытаются навязать искусственное мнение о том, что Запад отвернулся от Украины? Ну, разве что, из-за мотива их личной политической выгоды накануне выборов в 2019 году, но какой ценой? Ведь ровно этот же тезис который год навязывается российской пропагандой. И не просто навязывается – а является предметом всяческих усилий со стороны российской власти, заинтересованной в дискредитации Украины и в постепенном снятии санкций с РФ. Понятно, что Кремль не заинтересован в своем выходе из ОРДЛО и, соответственно, разоружении и старте реального мирного процесса на Донбассе до 2019 года, когда в Украине состоятся и президентские, и парламентские выборы. Ведь тот, кто заставит оккупанта покинуть украинские территории и таким образом принести мир, объективно будет иметь поддержку в обществе. Поэтому в условиях, когда российская власть не может сейчас навязать Украине свои требования под давлением военного шантажа, видимо, она исходит из варианта замораживания конфликта, до лучших (как, возможно, думают в Кремле) времен. И эти времена строятся на двух ожиданиях: 1). когда к власти в Украине придут реваншисты, и тогда России удастся навязать Украине вариант капитуляции; 2). когда изменится внешняя конъюнктура и давление мирового сообщества на РФ ослабнет.

Украинская оппозиция, думаю, прекрасно понимает расчет российской власти. И, тем не менее, это понимание не мешает очень часто спекулировать на вопросах национальной безопасности. В этом смысле применительно к теме безопасности гораздо больше вопросов возникает к высказываниям и действиям оппозиции, а не власти. Вот, скажем, лидер одной оппозиционной фракции в конце 2017 года вовсю обвиняла власть в том, что она, якобы, затягивает рассмотрение во втором чтении законопроекта о деоккупации/реинтеграции Донбасса. А потом, когда этот законопроект, как и предполагалось, голосовался в ВР в первую же сессионную неделю 2018 года, этого политика почему-то вообще не было в зале. А дальше мы и вовсе увидели милое общение этого политика с послом России в Германии в кулуарах Мюнхенской конференции. Или еще один пример – представитель другой оппозиционной партии на полном серьезе в одной из программ заявила, что Петру Порошенко нужна миротворческая миссия на Донбассе, чтобы "эти территории контролировал Ринат Ахметов" (вы только вдумайтесь!). Также я услышала, что партии "Самопоміч" и "Батьківщина" давно разработали и предлагали закон о реинтеграции Донбасса, но закон сознательно не вносился, пока власть не разработала и не подала свой законопроект. И ни слова о том, что главная и единственная претензия к законопроекту "Самопомочі" была в том, что он фактические предлагал отрезать, а не освобождать/возвращать оккупированные территории. Тот, кто читал этот законопроект, знает, что там не было ни одного пункта о том, как вернуть ОРДЛО под контроль Украины, и, более того предлагался режим "таможенной и государственной границы". То есть, предлагалось, по сути, добровольно перенести нашу границу, что не только недопустимо с точки зрения отказа от территорий, но и поставило бы под сомнение необходимость продления санкций против РФ вообще (зачем их продлевать, если Украина сама добровольно отрезает свои территории?).

И это вдвойне странно выглядит, с учетом того, что Россия уже проиграла битву за Европу (имею в виду то, что кандидаты, которых Кремль поддерживал на выборах в Нидерландах, Франции, Германии) не получили ожидаемого результата. А расчет на пакт с США с президентством Дональда Трампа тоже не оправдал себя. И вот сейчас, когда: 1). санкции против России не только сняты, но и усиливаются; 2). Украина подала иски против РФ в Международный суд ООН; 3). есть решение США о поставках оборонного летального оружия; 4). у Запада и Украины применительно к России сформирована общая позиция (вначале безопасность, потом политика), в том числе по возможной миротворческой миссии; 5). все понимают важность того, чтобы внутренние и внешние инструменты реагирования на агрессию РФ работали в единой логике – мы вдруг наблюдаем, что отдельные украинские оппозиционные политики, осознанно или не осознанно, работают в информационной рамке, заданной Россией. А ведь одна из важных составляющих нашей победы – это неуязвимость, в том числе на уровне политических рисков, когда российская власть поймет, что она не может ни на что обменять/использовать созданный ею же военный конфликт на Донбассе в своих целях. Собственно, Курт Волкер, выступая на Украинском ланче, сказал, и с ним сложно не согласиться, что вторжение России в Украину привело к результату, противоположному тому, которые ставила российская власть: "Если вы ничего от этого не получаете и платите очень большую цену (траты на военный конфликт, жертвы, экономические потери от санкций), то это ни к чему хорошему не приведет".

Ну а что касается Мюнхенской конференции в целом, то, может, Украина и реже упоминалась в самых разных выступлениях. Но практически все говорили о новых "гибридных" вызовах и форматах новых войн, о том, насколько существующие международные институции готовы к таким вызовам. И в этом смысле агрессия России против Украины уже не воспринимается локально, исключительно как риск для самой Украины (как это было, скажем, еще до середины 2016 года), но как риски и вызовы для Европы и мировой системы в целом. Также все, кто был на конференции, не могли не заметить, что одной из тем, активно обсуждаемых на встречах разного уровня, была тема миротворческой миссии (в том числе "план Расмуссена).

А внутренние процессы в Украине, в отношении которых у Запада есть как критика, так и акцентирование на позитивах, – это совместная ответственность и власти, и оппозиции. Ведь, согласитесь, что очень странно выглядит, когда одни и те же политики одновременно возмущаются тем, что Украина, скажем, не выполняет те или иные требования МВФ (в частности, в социально-экономической сфере), а потом, в случае их выполнения, – преподносят это как "зраду". Слова Мингарелли о том, что реформ не видят "или идиоты, или люди с ограниченной точкой зрения", думаю, касаются, прежде всего, популистов, сознательно спекулирующих на реально существующих проблемах и меняющих свою позицию каждый раз под ситуацию. В этом смысле три вызова, когда-то сформулированных применительно к Украине – внешняя агрессия, коррупция, популизм – сохраняют свою актуальность и сегодня.

За прошедшие годы нам не удалось выгнать Россию с наших территорий, как и темп реформ, возможно, не такой быстрый, как хотелось бы. Но Украина избежала больших рисков (полномасштабной войны и мира ценой капитуляции), и стратегически мы движемся в правильном направлении и ставим правильные цели – восстановление территориальной целостности и построение современного сильного государства. И еще, если мы говорим о внутреннем консенсусе, то за эти годы, на мой субъективный взгляд, сформировалась позиция, что отрезать украинские территории никто из политиков просто не имеет права.

В этом смысле 2018 год очень важен для Украины, с точки зрения долгосрочных процессов. И потому что в России в марте состоятся выборы – не исключено, что после выборов курс России или еще больше усилится в сторону изоляционизма, или, наоборот, российские элиты под давлением санкций начнут искать вариант "отползания" с сохранением лица. И потому что 2018 год – это год перед выборами в Украине. Понятно, что чем ближе к 2019 году, тем больше политики будут уходить исключительно в логику рейтингов. Но для общества, на мой взгляд, куда важнее, чтобы за этот предвыборный год были реализованы те или иные законодательные инициативы, создающие предпосылки для развития институтов государства, и ориентированные на создание новых правил для всех, качественное, а не количественное обновление политэлит на выборах в 2019 году.

© 2000-2018 "Українська правда"

Передрук матеріалів тільки за наявності гіперпосилання на www.pravda.com.ua

Засновник проекту: Георгій Гонгадзе
Головний редактор: Севгіль Мусаєва-Боровик
Редактор-засновник: Олена Притула
E-mail редакції: editor@pravda.com.ua
Webmaster: webmaster@pravda.com.ua