4 грудня 2019, 13:29

Об уязвимости украинской позиции накануне ''нормандской встречи''

Тут на днях бурно обсуждалось заявление спикера Госдумы РФ Вячеслава Володина (о возможном выходе отдельных областей Украины). Хотя, считаю, это заявление крайне слабым.

Во-первых, оно заяложенное, и свидетельствует о комплексах российских элит. И кризисе жанра. Владимир Путин еще в 2008 году говорил Джорджу Бушу-младшему, что нет такого государства, как Украина. В этом смысле неадекватность российской власти в восприятии соседей никуда не исчезла.

Во-вторых, в целом озвученный Володиным подход провалился. Да, Россия украла Крым и развязала войну на Донбассе. Но Новороссии не получилось. И не получится, если только этому не будут способствовать отдельные украинские политики/чиновники. Но украинское общество, уверена, этого не допустит.

В-третьих, Володин вообще иногда делает странные заявления, которые выдают в нем ревность по поводу утраты части влияния – имею в виду перемещение его из АП в Госдуму. То есть, чтобы привлечь к себе внимание. В общем, прикладывает усилия к возобновлению утраченного влияния на процессы – ресурсы ведь в основном, а в АП, а не в Госдуме.

Легкомысленно, конечно, к этому и подобным заявлениям представителей российской власти не стоит относиться. Настрой России ослабить/уничтожить украинскую государственность никуда не исчез. Но и надо понимать, что наша устойчивость и неуязвимость зависит, прежде всего, от того, насколько Украина сама будет демонстрировать уверенность в правильности своей позиции. Уступки и капитуляция не имеют ничего общего с проукраинской позицией.

И здесь возникают закономерные вопросы. "Тренажёрное" видео Владимира Зеленского о том, что никакой "зрады" не будет на "нормандской встрече", как-то не вселяет уверенности.

Во-первых, странно, что президент говорит больше о внутреннем, а не о внешнем аспекте предстоящей "нормандской встречи". Причем, говорит, с негативом и исключительно с точки зрения якобы политической мотивации той части общества, которая не воспринимает и не воспримет капитуляцию.

Во-вторых, Зеленский говорит, что возможен только мирно-дипломатический способ прекращения войны. Как будто раньше кто-то говорил о каком-то другом – всегда был мирно-дипломатический подход, но с усилением собственной обороноспособности. При этом мирно-дипломатический способ разрешения конфликта (а международные суды – часть этого подхода) – это не то же самое, что капитуляция. Очень хочется узнать, например, отношение президента к нашим искам против России в международных судах.

И, наконец, в-третьих, чтобы команду Зеленского не подозревали в возможной сдаче интересов, то слов о том, что "зрады не будет" – недостаточно, это ни о чем. Хотелось бы услышать четкую позицию Украины, в чем она заключается в понимании президента?

Согласованный предварительно проект совместного заявления по итогам встречи не добавляет понимания того, а какие же реально темы будут обсуждаться (российский президент вообще, возможно, собирается в Париж не для того, чтобы реально говорить о мире, а с целью решения прикладных задач, типа, поставок газа). А слов министра иностранных дел Вадима Пристайко о "красных линиях" – недостаточно. Это не проактивная позиция. Хотя ранее, перед какими-либо контактами в "нормандской формате" Украина разрабатывала совместную позицию с немцами и французами. Сейчас, насколько я понимаю, украинская власть впервые не сформулировала своей позиции европейским лидерам, на уровне конкретных предложений, а не абстракций и общих фраз. Зато Владимир Путин предварительно встретился и с Ангелой Меркель, и с Эммануэлем Макроном. И если раньше Украина вместе с Западом настаивала на выполнении Россией Минских соглашений, то теперь все требования – направлены исключительно к Украине. Повестка встречи изначально задана исключительно в следующем диапазоне – насколько и в каком объёме Зеленский готов выполнить условия Путина. В этом смысле Россия, в отличие от Украины, едет на на "нормандскую встречу" с беспроигрышными вариантами. Удастся навязать капитулянсткие условия (а другие даже и не обсуждаются) – прекрасно. Не удастся – будет обвинять во всем Украину.

Война прошлого против будущего

Возобновились ракетные обстрелы по всей Украине в динамике, как в начале войны. Ещё за последние дни все больше заявлений о том, что Путин активнее втягивает Лукашенко в новый этап войны против Украины...

2012 как год, который предопределил военный курс РФ

Убеждена: развилка в судьбе России возникла не из украинских событий 2014 года, а из внутренних российских, примерно в 2010-2012 годах, на фоне протестов на Болотной площади и Проспекте Сахарова...

Путин как антиПётр

Путин тут сравнил себя с Петром І. Хотя я бы сказала, что он антиПетр I. Нет, ну сходство, конечно, есть в методах. В отношении к народу – как к быдлу и расходному материалу...

Политическая история Украины в процессах

Вижу, как в публичное и непубличное пространства постепенно возвращается политика. С элементами довоенных практик. В том числе на уровне языка...

О причинах агрессивного курса РФ

Почему Кремль так болезненно воспринимает (вплоть до ненависти и стремления уничтожить) процесс самоидентификации постсоветских государств – давно думаю об этом...

100 дней войны

1. Метафизика (о предпосылках). Война таки действительно метафизическая. Россия использовала любой надуманный повод для войны, решение относительно которой вызревало давно (то "нацисты", то НАТО, то "русофобия"), Кирилл дошёл аж до слов о метафизике...