6 жовтня 2010, 09:59

Львовский историк Васыль Расевич о террористической и профашистской сущности бандеровцев

Нашел в ЖЖ Мирославы Бердник ссылку на интервью одному российскому информационному агентству львовского историка Васыля Расевича об ОУН и УПА.

В нем он просто рассказывает впечатляющую правду о бандеровцах. Расевичу за это интервью сильно влетело от львовских друзей и знакомых.

Заметьте, товарищи, правду о бандеровцах рассказывает не идейный последователь Бузины, Табачника и Корнилова, а человек, который по своим убеждениям находится по другую сторону фронта, чем эти люди (историк ведет, кстати, блог на Zaxid.net). Например, Табачника Расевич не любит, историком его не считает, просто отдает дань как талантливому пропагандисту. Думаю, что не любит он и Бузину с Корниловым.

Думаю, в ваших скептических глазах это обстоятельство должно придать дополнительный вес тому, что рассказал тут Расевич.



Приведу для затравки аппетита несколько выдержек



О Волынской резне

"На Волыни и в западном Полесье уровень украинского национального сознания в действительности был мизерным, если говорить о 20-30-ых годах прошлого века".

"Сначала идеологии не было в связи с тем, что с одной стороны были поляки, которые жили богаче, а с другой – эти люмпен-пролетарии, которые всегда были бедны. Этот конфликт изначально был грабительский, просто с целью обогатиться, изъять собственность, но когда он пророс наружу, достиг большего размаха, он приобрел черты украинско-польского конфликта. Хотя на локальном уровне это были такие вот вещи: собрались ночью, повесили поляка и ограбили его дом. Как, например, рассказывают в нашем селе, один куда-то поехал, убил там польскую семью и привез целую телегу вещей, а когда разгружали, там лежали окровавленные подушки. Какая у такого человека могла быть идеология? Никакой!

Уровень национального самосознания среди украинского населения там был очень низким. Даже в польской переписи населения, они представлялись как "тутейшие", т.е. местные, не сообщая своей национальности, поскольку она не играла для них никакой роли. Если спросить обычного рядового крестьянина, кто ты есть, он отвечал: "Я православный", или "Я местный, я тутейший. А уже потом говорил "руський", то есть украинец или "полищук". Есть масса таких локальных идентификаций, но национальная не была доминирующей в то время.

Но и представлять весь этот конфликт, как такую себе волынскую "жакерию" тоже было бы неправильно. Когда ОУН увидела массовость преследований местным населением поляков, она не могла не воспользоваться ситуацией и не возглавить это движение, придав ему организованный характер и подведя идейную базу в виде украинского интегрального национализма. С этого момента ОУН несёт полную ответственность за совершенные массовые убийства мирного польского населения".

О резне евреев во Львове

"Когда немцы пришли, и я это подчеркиваю все время, я читаю немецкие монографии и публицистику, есть тенденция действительно негативная. Например, один из немецких историков написал, что немецкие офицеры "позволили" украинцам во Львове осуществить погром. Это как переставить с ног на голову! Я не называю украинских националистов святыми, особенно в Галиции или во Львове во время погрома 1941 года. Без сомнения, полиция ОУН тащила, стягивала, евреев в тюрьмы, туда, где и происходил погром, то есть украинцы в погроме, безусловно, виноваты. Но украинцы вообще, и я уверен в этом, не были инициаторами и творцами политики уничтожения еврейского народа.

Часть ОУН, которая симпатизировала национал-социализму, полагала, что с помощью огромной немецкой военной машины они смогут отвоевать для себя государство".

О террористической сущности бандеровцев

"Однозначно. "М" – мельниковцы – это те, кто даже не пытался скрывать факт своей коллаборации. А бандеровцы – революционное крыло, которое исповедовало тактику террора по отношению ко всем национальным врагам – внутренним и внешним – все эти убийства и так далее. Об этом неприятно думать, но историки должны быть откровенны – ОУН (б) нагнетала ситуацию таким образом, чтобы довести ее для украинцев до критического уровня. Они знали, были убеждены, что доведение до такой крайней точки может вызвать национальную революцию. Просто не останется никого равнодушного. Поэтому тех, кто шел сознательно на сотрудничество с Польским государством, например широко известный директор гимназии Бабий, им выносили смертный приговор и убивали. Уже в 30-х годах украинцы убивали украинцев! И эти жертвы, честно говоря, абсолютно ничем не были мотивированы".

Об убийствах бандеровцами мирного населения

"Я читал о 40 или 45 убитых с такой мотивацией, но это, понимаете, очень знаковые события. Что касается дальнейшего, 1944 года и далее, то там еще страшнее картина, сейчас уже много опубликовано. Если раньше были только какие-то такие спорадические точечные удары против врагов, тех, кто не разделяет их идеологии и т.п., то в 1944 году Служба безопасности ОУН натворила очень много дел. Сейчас в Дрогобыче выдали небольшую книгу "Сборник документов о деятельности Службы безопасности ОУН", и она меня поразила, потому что я увидел цифру, сколько они убили сотрудников НКВД и сколько мирного населения.

ИА REGNUM Новости: И сколько?

Конечно, речь идет о разном времени, но больше в десятки раз...

ИА REGNUM Новости: В пользу мирного населения?

В пользу мирного населения. Есть просто трагикомические случаи, когда одна молодая девушка пошла к знакомой польке, взяла у нее рецепт, чтобы испечь торт или что-то такое, а ее обвинили в сотрудничестве с поляками. Или майор НКВД, который ездит в сопровождении одного солдата или вообще без охраны, а Службе безопасности ОУН известно, где он ночует, с кем говорил, так они пошли убивать одного, другого, третьего, но сам майор остался жив. Хотя, конечно, проще было бы убить его, чтобы он не запугивал мирное население и не склонял его к сотрудничеству.

Но логика была другая – надо было нагонять ужас, чтобы люди просто боялись сотрудничать с советской властью. Опять же, это было невозможно, поскольку советская власть пришла всерьез и надолго, и это было очевидно. И террор Службы безопасности ОУН, я не говорю ОУН, но собственно Службы безопасности, они же своих убивали, постоянно проводили чистки, полагая что НКВД уже внедрилось в их среду! Работники сельсоветов, председатели и так далее стали первыми жертвами Службы безопасности ОУН.

Но здесь есть еще один момент. Когда в 1939 году в эти края советская армия пришла первый раз, украинцы из Красной армии, граждане Советского союза, не проявили абсолютно никаких признаков солидарности с местным населением. Они считали себя высшей категорией людей: ибо они все коммунисты, а социальная идентичность является более прогрессивной, чем национальная. Ведь у национальной идентичности в советском представлении было то, что уже отжило и не имеет под собой никаких корней, куда важнее была идентичность социальная! И носители советской социальной идентичности не понимали "темных и забитых" националистов.

Хотя первая волна репрессий против поляков – чиновников и военных, богатых евреев была понятна, ведь советская власть должна была показать, что она освободила "братьев из Западной Украины". Открыли украинский университет во Львове, все вывески в городе сделали на украинском языке, обучение в школах опять же на украинском. Это действительно была украинизация, ведь советским властям важно было показать, что повод для введения войск в Польшу был именно такой – освобождение украинцев. И власть должна быть советской по содержанию, но украинской по форме. Можно найти много разных свидетельств, когда расстреливали или калечили в тюрьмах местных украинцев, то фамилии офицеров НКВД часто заканчивались на "-енко", то есть это тоже были украинцы, только восточные.

С другой стороны, есть еще один нюанс. Начиная с 1944 года, советская власть начала в эти края присылать учительниц из Восточной и Центральной Украины, и ОУН, особенно Служба безопасности ОУН, трактовали их как агентов, которые должны были нести в массы "коммунистическую советскую чуму" и их, этих девочек, просто убивали. Их тут убили, а советская пропаганда подняла эти факты, опять же, на щит, чтобы показать, как бандеровцы убивают украинцев, в упор, в спину. Конечно, это ужас, нет и не может быть объяснения всем этим убийствам, а советская пропаганда не была глупой, они делала свое дело. И тогда все узнали о замученных учительницах, об убитых восточных украинцах и оказалось, что западные украинцы они вот такие – плохие".


Пи.Си. Вот и моя бабушка, Терехова Мария Степановна, была одной из таких учительниц, о судьбе которых рассказывает Расевич. Ее еще девятнадцатилетней девочкой сначала в 1939 году, а потом и после войны Советская власть послала учить западноукраинских детей математике. Рассказывала, как один раз еле-еле унесла ноги от бандеровской банды. Не унесла бы, мать осталась сиротой. Они потом с мамой оттуда попросту сбежали, страшно было – переехали в Сталино. И слава Богу!

powered by lun.ua
Помилка 404 | Українська правда - Блоги

Помилка 404. Такої сторінки не знайдено

Причини, які могли до цього призвести:

• ви помилилися, коли набирали адресу;
• ви скористалися неправильним лінком;
• такої сторінки вже не існує на сервері, або її адресу було змінено.