3 травня 2013, 00:21

Мариинский-2 и украинская культура: Почему Украина – это фабрика человеческого мяса? (обн.)

Смотрю по 1 каналу российского телевидения (бывшее ОРТ) прямую трансляцию из Питера – открытие Второй сцены Мариинского театра оперы и балета: Пласидо Доминго, Анна Нетребко, Денис Мацуев, множество чрезвычайно талантливых певцов и балерин – мировых и российских звезд, Путин в зале, и конечно Гергиев, Гергиев, Гергиев, которому исполнилось 60 лет.

Смотрю и, кажется, начинаю понимать – почему в Украине ничего подобного невозможно, почему Украина – это туша, которую уже распилили и продали, а Россия – феодальная страна, в которой иногда случаются интересные события – но только при перенапряжении усилий и ресурсов и по высочайшему повелению.

Разумеется, в любой нормальной стране, заботящейся о своем будущем, высокая культура (опера, балет, драматический театр) – это инновационная сфера, это фактор роста, это воспитание вкуса нации, это забота о будущих поколениях, это пир духа, это престиж, это бизнес.

В России всё это существует в иных условиях – условиях мобилизационной феодальной экономики, поэтому здание Второй сцены Мариинского – во-первых, архитектурно уродливо, во-вторых, внутри – уникально и замечательно, оснащено на самом высоком уровне, в-третьих, всё строительство обошлось где-то в 700 млн. долл. (нереально дорого).



Поэтому за последние двадцать лет мобилизационными сверхусилиями в России были созданы несколько брендов в области культуры. Один из них – Мариинский театр & Гергиев.

Украина как всегда – производитель ценнейшего человеческого материала (в плане оперных голосов – не нужны дополнительные рекомендации). Однако ни одного бренда, ни одного успешного проекта. А советские институции и форматы – одряхлели и обветшали.

Попытка превратить Одесскую оперу в театр мирового класса, которой несколько лет назад занимался режиссер Сергей Проскурня, разбилась о тупизну и коррупционность одесских жлобов и киевских чиновников.

Попытка создать в Киеве оперный театр-студию, с которой носилась великая Евгения Мирошниченко, умерла вместе с нею и, вероятно, никогда не оживет.

О скандалах с изгнанием из Киевского оперного театра им. Шевченко руководителя балетной труппы Дениса Матвиенко и с изгнанием из Полтавского музычно-драматычного им. Гоголя главрежа Алексея Коломийцева писалось, говорилось и показывалось много – истории известные и абсолютно архетипичные для Украины. Можно еще вспомнить инновационный театр Андрея Жолдака – он тоже где-то в творческих "бегах".

Иначе в Украине НЕ БЫВАЕТ.

В нормальной стране высокое искусство существует, потому что существует представление об "общем благе", разделяемое и гражданским обществом, и властью, а также – обеспеченная государством система экономической конкуренции и традиция меценатства.

В России высокое искусство существует, потому что царей убеждают – мол, надо дать денег на высокое искусство. Искусство – это фактор имперского престижа России, это инструмент российского влияния на мировую политику (особенно любят в этом контексте вспоминать "Большой Балет"), Soft Power и т.д. (В этом контексте следует рассматривать и награждение Гергиева звездой Героя Труда N1.)



А вот в Украине нет ни западного представления об "общем благе", ни российского имперского дискурса. Поэтому Украина – это питомник талантов, которые могут реализоваться только где-то далеко. Украина – это ферма уникального человеческого мяса.

Украинские олигархи вкладываются в футбольные стадионы и футбольные клубы. Или в высокохудожественные выставки с намотанными кишками и заспиртованными коровьими головами. Но не в театры. А зачем? Ведь функции театра, а особенно цирка, в Украине неплохо исполняет Рада, телеканалы и т.д.

Едва ли не главная борьба в XXI веке – это борьба с свино-человечеством, с обыдливанием человека, с превращением его в тупое животное-потребителя. Украина, кажется, с этого фронта уже давно дезертировала.

powered by lun.ua