29 листопада 2021, 08:01

Жесткая позиция Европы на российскую угрозу

Третья часть Итогов недели, которые Татьяна Попова подвела с Марком Фейгиным – экс-депутатом государственной думы и экс-адвокатом.

Полную версию смотрите здесь:



Вторую часть смотрите по ссылке:

https://blogs.pravda.com.ua/authors/popova/61a1d7a84bc51/

- ПОПОВА: Про конфиденциальность переговоров с Российской Федерацией очень хорошо показала ситуация с публикацией переписок с Хайко Мааса и Жана-Ива Ле Дриана. Лавров взял и выложил на сайте МИДа полностью всю их переписку по Нормандскому формату. Мне кажется, что это нарушение всех дипломатических стандартов.

- ФЕЙГИН: Смотрите, как раз-таки это может быть проявлением того, что не договорились. То есть Москва пошла на такой шаг поскольку того, чего она хотела, она от западных партнеров не добилась. Из переписки, кстати, это следует. Возможно, именно поэтому они решили: "раз у нас не получается дипломатическим образом решить вопрос о наших требованиях, предъявляемых Украине ну и соответственно к западу коллективному, значит мы можем себя повести даже так – с опубликованием этой конфиденциальной переписки". Повторяюсь, из которой следует, что позиция стран, Германии и Франции достаточно жесткая. Я бы сказал, что они гораздо более умеренны в публичном пространстве нежели то, что следует из этой переписки. Это означает, что Москва раздражает уже не только Соединенные Штаты, но и европейских партнеров, которые традиционно считались более мягкими переговорщиками в сравнении с Вашингтоном. И это тоже еще один сигнал того, что возможно Москва себя так ведёт поскольку для себя многое уже решила, что она дедлайн какой-то установила, до такого-то момента договариваемся, а потом действуем как считаем нужным, в том числе и военным путем. Поэтому вот все по сумме эти события, конечно, могут свидетельствовать о том, что Запад знает в лице Вашингтона, европейских столиц нечто большее чем знает сама Украина возможно, а может быть, так сказать, и просто в публичном пространстве не озвучиваются эти вещи, чтобы не пугать. Потому что тут тоже понятно, что, если мы слишком армейски будем себя вести, то народ занервничает и вообще может произойти все, что угодно. Они, как всегда, до последнего сохраняют надежду на то, что можно избежать войны. Потому что для Европы война это в принципе очень плохо из экономической точки зрения и с точки зрения позиции Евросоюза. Тем более, что по касательной это уже ударяет и по самому Евросоюзу, потому что кризис мигрантов на границе Польши и Беларуси может быть выражением одним из выражений вот этого давления, шантажа со стороны Москвы. Мы до конца не можем связать эту цепочку быть может, но возможно одно следует из другого, перетекает одно в другое. И поэтому может быть Беларусь станет одним из плацдармов, не единственным, а одним из плацдармов атаки на Украину. Почему этого нельзя исключать? Тоже можно допустить. Поэтому я думаю, что все опасения и все эти предупреждения, которые с Запада звучат, к ним надо очень серьезно относиться.

- ПОПОВА: Кстати о гибридной войне на польско-белорусской границе, даже несколько литовской. Она же не прекратилась несмотря на два разговора Лукашенко с Меркель. Все равно за ночь происходят по несколько сотен попыток прорвать границу. Даже публикует польское министерство внутренних дел публикации прорванных границ. Они рассказывают сколько человек пыталось или даже сделало попытку перейти границу. Я так понимаю, что все равно Лукашенко с Путиным, который его поддерживает как минимум вербально обвиняя в этом кризисе Европейский Союз. Они кого-то отправили в Ирак, дальше они все равно продолжают это делать.

- ФЕЙГИН: Но смотрите, что изменилось? Изменился масштаб. Потому что они не собирают этих людей в одной точке или в нескольких точках. Они пытаются изобразить, что якобы какой-то идет переговорный процесс. На самом деле, я уверен, что никакого особого переговорного процесса не идет. Два звонка Меркель Лукашенко, переговоры с Путиным и общение министра иностранных дел Беларуси с соответствующим должностным лицом по внешней политики Евросоюза. Это явно недостаточно для полноценных договоренностей, и мы не видим их выражения. Поскольку Евросоюз четко заявил, что никого он принимать не собирается, никаких мигрантов. Несмотря на то, что из гуманитарного соображений дискуссия в Евросоюзе была. Например, Польша ведь беременных женщин и детей принимает у себя, но мы не знаем как дальше. Они может быть их отправят в Ирак. Я не знаю их судьбы, может быть для кого-то, единиц каких-то позволят проследовать к родственникам, например. У этих курдов уже там кто-то находится в Германии. Я не берусь судить. Но естественно массового никакого приема этих из Белоруссии иракцев, курдов и иных речи не идет. И никто их не собирается принимать. Это значит, что какой-то существенной договоренности не состоялось. Если это все делалось только для того, чтобы Меркель де-факто своим звонком признала статус должностного лица, то есть белорусского президента Лукашенко, которым он себя называет, но его не признает в этом качестве из цивилизованных стран практически никто. То это явно незаконченная схема по той простой причине, что у этого не будет продолжения. Меркель, во-первых, уходит. Если допустить, что Меркель не просто от щедрости душевной это сделала, она, кстати, вчера сделал звонок Тихановской, но понятно, что для баланса. Но с нее не убудет, возможно, так сказать, попытались ее использовать. Европейские чиновники попросили, вели переговоры с ней: "Вы уже уходите, давайте попробуем как-то этот кризис, накал снять путем обычного звонка. С вас ничего не убудет, ваша каденция заканчивается". Уже буквально в декабре приступит новая немецкая коалиция к власти, к работе. Возможно, это была какая-то такая вот история с разводом если хотите со стороны Евросоюза, но, чтобы снять вот это напряжение. Потому что внутри Евросоюза началась такая сдавленная, но гуманитарная дискуссия – "а вот как же мы должны принимать? Там люди страдают, мерзнут". Вот эти все стандартные аргументы. Совершенно непонятно почему их вообще надо обсуждать в такой навязанной шантажным образом дискуссии, но это уже проблема Евросоюза – как там воспринимают эту проблематику. Я думаю, что наверняка какие-то продолжатся в этом же направлении действия. Но возможно Евросоюз опять же конфиденциально ответил Москве прежде всего не Лукашенко. Они понимают прекрасно, что за ним стоит Москва и Путин. Потому что самостоятельно Лукашенко ничего бы этого сделать не смог бы. Это гораздо быстрее бы все завершилось.

- ПОПОВА: Но там же еще часть мигрантов приезжает вообще из России автобусами. И польское МВД видят, у них фотографии в телефонах. То есть часть мигрантов приехала автобусами из России.

- ФЕЙГИН: Если бы не было поддержки именно Москвы даже публичной ни на какие бы такие шаги Лукашенко не пошел. Не говоря уже о том, что это целая операция большая все-таки: вывозить каких-то иракцев из Багдада, ввести их в Минск, там организовывать, создавать некий оперативный план (как они будут ломать эти заборы, кидаться камнями). То есть это точно бы Лукашенко не решился. Потому что Беларусь пригрозила с 21 числа, буквально с этого понедельника, перекрыть сухопутную связь с Белоруссией, а значит и с Россией. Потому что грузы идут через территорию Беларуси для части регионов в России и это может создать некие экономические трудности. Существенные – не существенные можно спорить по этому поводу. Мы ж не знаем о чем говорила Меркель с Путиным. Тогда поляки перекроют границу и будут у вас проблемы и с грузами, еще и с транспортировками разными. Непонятно заявление Лукашенко о перекрытии газопроводов и так далее. И возможно Москва сама сказала: "Давайте снизим этот градус, давайте продолжим какие-то отдельные спорадические вот этим прорывы границ, но перестанем на камеру устраивать вот эти столкновения с польскими пограничниками, закидыванием камнями, какими-то даже дымовыми шашками" и тому подобное. Потому что нету в паблике, нету и проблемы такой острой. Потому что я думаю, что польские пограничники легко справляются с этими нарушениями границ измеряющейся в десятках сотнях людей ежедневно, у них достаточно сил, но, а все остальное это уже вопрос времени. Потому что можно ли прибегнуть снова к тому же сценарию? Если можно дислоцировать войска у границ Украины повторно за один год, почему бы снова не начать миграционную войну через какое-то время – месяц или полгода. То есть эта проблема не снимается, она сейчас просто внешне будет выглядеть как ослабевшей. Потому что нет на пунктах перехода этих толп и значит уже как бы все не так страшно. Тем более, что тут очень важно, ведь если бы на стороне через границу были бы не Литва и Польша, ситуация могла по-разному сложиться. В Германии если бы была. Там как раз могли бы пойти где-то на попятную, в чем-то уступить, вести переговоры. А тут ведь как? Ты как не заставляй Польшу пропускать кого-то через себя, поляки если упрутся, то бесполезно, их ни Германия, ни Евросоюз не заставит. И мы примеры тому видели. Просто хотя бы потому что Польша прекрасно понимает, что вы тут нам сейчас обещаете забрать их к себе в Германию эти 3-5-20 тысяч этих курдов, а потом сказать: "А мы передумали, пусть они остаются в Польше". И что тогда? Поэтому Польша на такие договоренности не пойдет и поэтому жесткая позиция руководства Польши, собственно, и стала может быть ещё и отчасти решением. Пусть не окончательно, но проблема, потому что бесполезно. Но что вы будете атаковать? Они начнут стрелять, например. Если вдруг погибнет, не дай бог, польский пограничник, неизвестно как Польша ответит. Германия могла бы это и проглотить, а Польша нет. И поэтому тут перспектива плохая с точки зрения повышения градуса давления. И Москва это прекрасно понимает.

Міністр Кубраков про угоди по вивозу зерна

Тетяна Попова для "Хронік війни" взяла інтерв'ю у Міністра інфраструктури Олександра Кубракова. За посиланням відео версія: - ПОПОВА: Останній напад росії на Одеський порт...

Британский военный эксперт о российской армии

Татьяна Попова для "Хроник войны" записала интервью с Доктором Виктором Мадейра, специалистом по вопросам национальной безопасности в Великобритании и автором книги "Британия и Медведь: англо-российские разведывательные войны"...

Кто станет новым премьером Великобритании?

Татьяна Попова для "Хроник войны" записала интервью с Доктором Виктором Мадейра, специалистом по вопросам национальной безопасности в Великобритании и автором книги "Британия и Медведь: англо-российские разведывательные войны"...

Помогают ли Беларусь и Китай россии?

В "Хрониках войны" Татьяна Попова расспросила эксперта российско-евразийской программы Chatham House – Кейра Джилса о том, как складывается международная ситуация Ниже вторая часть интервью...

Британский взгляд на войну

В "Хрониках войны" Татьяна Попова расспросила эксперта российско-евразийской программы Chatham House – Кейра Джилса о том, как складывается международная ситуация Ниже первая часть интервью...

Идёт ли тяжёлое вооружение?

Татьяна Попова для "Хроник войны" записала интервью с экспертом во вооружениям Игорем Левченко из "Центра исследования армии, конверсиии и разоружения"...