Тарас Возняк www.ji-magazine.lviv.ua

Семен Глузман: Спасаюсь музыкой и словом

12 січня 2013, 12:59

Вважаю своїм обов'язком перепостити блог Семена Глузмана – бо істотне говорить. Може, хто й почує. Якась така пішла смуга перепощування – може, сьогодні так і треба: збирати слова посутні. Бо забагато неістотного. Цунамі марноти. Отож сподіваюся, що кілька читачів знайдеться. Принагідно: відключаю коментарі, щоб не бруднили того, до чого, декому, не наблизитися ніколи. Ось він, блог Семена Глузмана:

"Я – читатель. Обыкновенный любитель поэзии, редко имеющий время и условия, позволяющие уйти в Слово. Поэзия, как и музыка, требует тишины и умиротворенности души. С этим у меня лично проблема. Ранее, в советские времена жизнь навязывала другие пошлости, скуку приевшейся осклизлой идеологической лжи. Сейчас раздражает иная ложь, не менее тоскливая и очевидная.

Спасаюсь музыкой и словом. Увы, редко. Последнее яркое впечатление – "Сто поезій" Рильке в переводе с немецкого Моисея Фишбейна. Я всегда любил Рильке, и до тюрьмы, и в тюрьме (имел великое, невероятное счастье сидеть в одной камере с его переводчиком на украинский Стусом), и сейчас, в эпоху Киркорова и Билозир.

Впервые увидел имя Фишбейна во "Всесвіті". В камере-одиночке со мною было несколько книг и журнал. В нем – потрясшие меня стихи Пауля Целана в переводе Фишбейна. Одиночество четырехмесячного наказания помещением камерного типа стало сладким, до сих пор памятным: со мною заговорил Целан. Тогда – по-украински.

Сорок лет. Расстояние между густым голосом Стуса и прекрасной книгой переводов Фишбейна. Другая страна, другие реалии. И та же реакция – молчание, равнодушие. Тогда, в 1972 году – жесткое, силовое замалчивание в тоталитарной стране. Сейчас – скорбное равнодушие бескультурья. Бесконечные ламентации о состоянии украинской культуры, десятки рецензий о псевдотекстах модных барышень, радостное подхихикивание прозаикам-матерщинникам (это ж надо, такие смелые, почти герои!). И ничего, совершенно ничего о книге Рильке-Фишбейна. Увы, все прежнее. Был Пикуль, теперь и у нас, независимых свои пикули и пикулята. Скучные, бесталанно-эпатажные. Им, пикулятам, Рильке не нужен, даже так – опасен. Как Моцарт Поплавскому.

Я – только читатель. И только в этом качестве уже несколько недель задаю себе вопрос: почему нет реакции на это яркое литературное событие? Рильке – это Европа, та основательная и мудрая, к которой мы только лишь готовимся. Если нас примут, разумеется. Книга Фишбейна – еще один шаг к ее, Европы, культуре. Еще одно доказательство: мы вправе жить в этом клубе. Но... нет реакции на книгу. Или выдохлась, вымерла украинская интеллигенция? Ах, какие яркие эмоции она демонстрирует по поводу Вадима Колесниченко с Дмитрием Табачником. Жива, следовательно. Но не об украинских переводах Рильке – это чужое, неинтересное.

Теологи знают, богоборцы – совсем не атеисты. Неистовые борцы с Всевышним, они тем самым признают его существование. Нет ли здесь аналогии с нашей, украинской ситуацией? Жаркие украинофилы и их антиподы очень нужны друг другу, более того, представляют собой две стороны одного феномена. Еще один образ великого Рильке пришел в украинскую культуру. Знает ли об этом сама культура?"

Известия в Украине, 12 января 2013

А це сайт самого Мойсея Фішбейна: – загляньте, почитайте, послухайте і відчуєте, що таке українська мова. Справжня.

powered by lun.ua
Україна та Європа1065 Aтака Путіна1187 Корупція1288 Уряд реформ392 тітушки18
АВТОРИЗАЦІЯ І ВХІД ДЛЯ АВТОРІВ


УвійтиСкасувати
Якщо ви новий читач, будь ласка, зареєструйтесь
Забули пароль?
Ви можете увійти під своїм акаунтом у соціальних мережах:
Facebook   Twitter