6 липня 2022, 16:38

Свинья от полиции под Залужного

Решение ЗСУ "привязать" военнообязанных к территориальным центрам комплектования вызвало нешуточные бурления. Масла в огонь подлил Президент, его поддержал новоиспеченный омбудсмен – недемократично, неудобно, неприемлемо!

Этому предшествовала искусственная паника на тему запрета военнообязанных женщин покидать страну. Теперь дело дошло до военнообязанных мужчин. Уже несколько дней общество клокочет негодованием.

Во-первых, за окном – война, господа диванные воители. С учетом этого стоит раз в месяц постоять в очереди ТЦК. Во-вторых, если уж выступать против контроля выезжающих с места жительства внутри страны, тогда логично отменить и запрет на выезд военнообязанных за рубеж. Ибо сегодня у "пацифистов" нет возможности скрыться за кордоном. Зато можно смыться в село к деду или просто снять угол на глухом хуторе, чтобы переждать, пока другие победят без твоей помощи. Да, не так комфортно, как в бунгало на островах, зато доступнее, а значит этой возможностью воспользуется (и наверняка пользуется) немалое число потенциальных защитников Родины.

Так в чем проблема, кого тут волнует нарушение ваших прав? Вы хотите жить как в мирной жизни? Для этого осталось добиться мира. После победы обсудим доставленные неудобства.

В этой вполне здравой инициативе военных настораживает один момент: требование будет трудновыполнимо. После отмены института прописки проблемы возникли не только у офицеров военкоматов, но и у оперативных сотрудников многочисленных правоохранительных органов. Податься в бега внутри страны стало намного проще.

Ситуацию с отслеживанием потенциальных уклонистов могло бы значительно улучшить министерство цифровых трансформаций. Но о нем вспомнили уже после оглашения нового порядка передвижения военнообязанных в границах Украины. Я могу допустить, что у военных до этого было много иных неотложных проблем, равно как и у Минцифры.

Можно ли без участия яйцеголовых айтишников на первых порах как-то организовать военный учет и контроль? Предполагаю, отчасти можно. Например, обязав имярек при получении "открепительного билета" держать включенным мобильник 24 часа в сутки. Тогда можно ехать куда угодно вплоть до погранперехода. Но есть нюанс...

Предположим, гражданин подписывает свое "мобильное" обязательство, после чего становится на лыжи и выключает телефон. Как вы его отыщите на хуторе у знакомого пчеловода, особенно, если беглец ходит в сетке для сбора меда? И вот тут нам не избежать упоминания фамилии одного видного реформатора и до недавних пор – старожила кабмина.

Арсен Аваков – это тот министр, на которого я излил не один литр яда из височных долей своего мозга. Я могу с вожделением часами перечислять реформы, которые Арсен Борисович делал-делал, да недоделал. Но сегодня лишь упомяну единственную: реформу службы участковых нацполиции. Как вы догадываетесь, она была провалена. Все мы безусловно помним, как в 2009-м в глухом селе на Киевщине был бесславно задержан генерал-убийца Алексей Пукач. Задержали случайно. После долгих лет сельской жизни он настолько расслабился, что позвонил со своего телефона человеку, которого давно контролировало СБУ. Долгие годы до пришельца в селе никому не было дела.

Ответственно заявляю, если сегодня какой-то генерал надумает убить еще одного журналиста, он снова сможет беззаботно прожить долгие годы в любом селе. Дело в том, что даже после того скандала 13-летней давности в МВД не случилось реформы участковых. Все, что касается криминала на селе, было включено в целый пакет реформаторских прожектов вроде реструктуризации служб в полицейских управлениях, программы "Чужой в селе" и пр.

Сама реформа должна была заключаться в одном: в каждом селе должен появиться представитель полиции. Вот и все. Увы, аниськины ушли на пенсию, а их наследники, как и всякий селянин без погон, рвутся в город – там веселее. Авакову также было веселее заниматься реформами в городе. Там результаты трудов виднее – пиариться легче. Там же обитают и многочисленные активисты, пилившие гранты по разработке бестолковых реформ. Впрочем, все остальные реформы от Авакова оказались столь же эффективны, как и реформа службы участковых.

Но если у вас очень богатая фантазия, вы сможете представить, что Авакову удалась единственная реформа – участковых. Что бы мы получили в этом случае? Нам бы не довелось устраивать в разгар войны пикирование между Президентом и министром обороны, воителям соцсетей не пришлось бы развязывать дискуссии, а омбудсмену трубить о нарушении прав граждан со стороны военных. Просто любой чужак в селе был бы установлен участковым, который знает все о всех. Участковый заходит через планшет в закрытую базу уклонистов и сверяет данные с документом приезжего: никаких очередей в военкоматы, никаких проверок на дорогах... Все, что необходимо – работающая сеть сельских участковых.

Да, какой-то незначительный процент дезертиров сможет скрыться в лесных землянках и в погребах. Но их доля – статистически ничтожна.

На этом незначительном скандале мы видим, насколько сложна и важна структура государства. По моему личному убеждению, государственное устройство – это самое сложное, что придумало человечество. Но не у всех наций это получается одинаково успешно. Следует признать, что нам на этом пути следует еще многому научиться. Я бы предложил начать обучение с реформы службы участковых. Ибо несправедливо, когда один министр накосячил, а через несколько лет шишки сыпятся на того, кто прекрасно справляется с обязанностями.

В поисках центра принятия решений

На РИА-Новости сегодня появилась очередная угроза очередного кремлевского поца низшего левела: мол, теперь уж точно долбанем по украинским "центрам принятия решений" в ответ на коварную атаку дроном штаба черноморского флота в Севастополе...

Війна, несмак, постмодерн

Перша леді погодилася на фотосесію для американського Vogue. Виконати цю роботу погодилася славетна Енні Лейбовіц. Схибили й модель, й фотограф, й видання...

Война без шанса на победу

Давно замечено поразительное сходство фашистской Германии с современной россией, Гитлера – с путиным. И конец им один. Проигрыш Гитлера был предопределен...

Нам никто ничего не должен

Сенаторша Виктория Спартц – не друг Украины и она не желает нам помочь. Это совершенно очевидно из ее общения с журналистами "Украинской правды", о чем те недвусмысленно намекнули во вступлении к интервью с ней...

Свинья от полиции под Залужного

Решение ЗСУ "привязать" военнообязанных к территориальным центрам комплектования вызвало нешуточные бурления. Масла в огонь подлил Президент, его поддержал новоиспеченный омбудсмен – недемократично, неудобно, неприемлемо! Этому предшествовала искусственная паника на тему запрета военнообязанных женщин покидать страну...

В чому різниця між екс-омбудсменом Дєнісовою та правозахисниками?

Історія з Денісовою, описана "Укрправдою" набула неабиякого резонансу. На посаді омбудсмена пані Дєнісова повідомляла зайвих подробиць про згвалтування дітей рашистами, але жодних доказів слідству не надала...