16 грудня 2016, 18:39

Крымский доклад Amnesty International: попытка не заметить слона

В Киеве презентовали доклад украинского офиса авторитетной правозащитной организации Amnesty International по итогам исследования их экспертами ситуации с правами человека в Крыму. После того, как в УП вышло интервью одного из экспертов, Красимира Янкова, под заголовком "Amnesty International: у Криму переслідують не кримських татар, а інакомислячих", я решил внимательно изучить, что будет в официальном докладе организации. Тем более, что позже господин Янков, отвечая на мои вопросы в Facebook, утверждал, что журналисты несколько исказили смысл его слов.

Первое, что хочу сказать: доклад получился детальным и доказательным, с конкретными именами-фактами-датами. Исследователи провели серьезную работу в Крыму, за которую им спасибо. Они проанализировали самые вопиющие преступления России за отчетный период и разложили их по тематическим главам (кейсам). Кроме того, я считаю важной одну из итоговых рекомендаций доклада, обращенную к украинской власти:

"Розробити програму державної підтримки жертв порушень прав людини з Криму та забезпечити, щоб ця програма була для них якомога більш доступною за нинішніх умов та містила, серед іншого, програму ефективної юридичної, консульської, медичної, психологічної та інших видів підтримки осіб, які знаходяться у Криму або приїхали звідти, включно з тими, кого перевезли в Росію в рамках їхнього кримінального переслідування".

Спасибо Amnesty ‒ пристыдили. Большой позор, что этого нет, а давно пора.

Однако, есть в докладе и то, что, на мой взгляд, является ошибками, логическими противоречиями либо фигурой умолчания. Арифметически этого в более, чем 30-страничном докладе, немного, но дело тут не в количестве, а в качестве.

1. Фактическая ошибка. В докладе, который прочтут в правительствах разных стран и международных организациях, динамика развития ситуации в Крыму оценена так: "Майже два роки потому тиск з боку місцевої та федеральної влади не зменшився". Это странное утверждение, поскольку весь мониторинг нарушений прав человка, в т.ч. и доклад Amnesty International, свидетельствует: давление не просто "не уменьшилось", а значительно увеличилось. Стоило ли такими утверждениями "успокаивать" мировую общественность?

2. Логическое противоречие. На стр. 4 эксперты украинской Amnesty делают очевидный вывод: "Ця ідея ("присоединения" Крыма к России ‒ А.М.) справді набула величезної популярності в Росії, і на самому півострові багато людей її підтримали. Але наскільки саме багато, неможливо сказати: важко приймати на віру результати "референдуму", що відбувся невдовзі після окупації, враховуючи, наскільки затято придушували незгодні голоси".

Но уже на стр.6 эксперты сами себя дезавуируют фразой: "Хоча мало хто сумнівається, що більшість населення підтримувало та продовжує підтримувати включення півострова до складу Російської Федерації".

На каких фактах основано это оценочное суждение, которое адресаты доклада по всему миру, конечно, тоже заметят? С чем мы имеем дело? С докладом независимой международной организации или с российской публицистикой, в которой фактов и логики крайне мало, зато очень много желания оправдать аннексию Крыма якобы "мнением людей"? (Базовая мантра кремлевской пропаганды.)

3. Дальше. В главе доклада, посвященной преследованиям запмреда Меджлиса крымскотатарского народа Ильми Умерова, которого подвергли приемам карательной психиатрии, не указано, что еще с пятерыми крымскими татарами проделали то же самое. По-моему, это важно. Ибо свидетельствует не об отдельном факте преследования инакомыслящего, а о виде унижений (пыток), системно применяемом Россией к крымским татарам. 6 случаев и единичный случай ‒ это большая и далеко не арифметическая разница.

4. Похожая ситуация ‒ в главе про преследования другого зампреда Меджлиса, Ахтема Чийгоза. Политзаключенного, который сидит в российской тюрьме уже больше 18 месяцев.

Во-первых, я не обнаружил в этом кейсе констатации главного нарушения со стороны РФ: украинских граждан судят за события в Симферополе 26 февраля 2014 года, имевшие место не только де-юре, но и де-факто в Украине. Мне кажется, иностранным читателям важно было бы это знать, чтобы понимать изначальную беззаконность "дела" до того, как переходить к деталям.

Во-вторых, по аналогичному обвинению в "массовых беспорядках" (за тот же митинг за целостность Украины) в тюрьме содержатся еще два крымских татарина ‒ Али Асанов и Мустафа Дегерменджи. Они ‒ не члены Меджлиса, не активисты, а просто граждане, но от этого страдают не меньше. Почему Amnesty не упомянула о них, как и еще о трех крымских татарах, которых обвиняют по "делу 26 февраля", но держат под подпиской о невыезде? Увы, эта ошибка, преднамеренная или нет, тоже вполне укладывается в парадигму персональных репрессий.

5. Наконец, главное. К чему все эти как бы "мелочи" в итоге приводят?

На мой взгляд, системный "сбой" доклада украинской Amnesty в том то, что эксперты организации трактуют репрессии в Крыму только как преследования политических активистов. Хотя на самом деле это не так, что опровергается не только приведенными выше фактами.

Парадокс же состоит в том, что сам доклад Amnesty International, если прочитать и оценить его целиком, свидетельствует о преследованиях Россией крымских татар не только как частных лиц, но и как национального сообщества в целом. Все без исключения главы доклада посвящены крымскотатарской теме. Без исключения ‒ потому что и "дело" отважного журналиста Николая Семены, и "дело" еще одного этнического украинца, Вадима Сирука, имеют место исключительно потому, что оба они оказались причастны к крымским татарам. Второй ‒ на личном уровне, приняв ислам и имея друзей-татар. А первый ‒ на уровне человеческой чести и профессиональной деятельности, написав статью в поддержку крымских татар, организовавших гражданскую блокаду Крыма.

Тем не менее, о преследованиях крымскотатарского народа авторы не упоминают ни в названии, ни в тексте доклада. То, что 90% репрессированных ‒ одной национальности, которая составляют чуть более 10% населения Крыма, объясняется стечением политических обстоятельств, а не целенаправленным комплексом мер. Применяемых оккупантами с ясной для крымскотатарского сообщества целью ‒ примерами убитых, похищенных, посаженных, депортированных, оштрафованных и т.д. держать в унижении и бесправии народ в целом.

Да что там крымские татары, если и сама Amnesty, которая как бы не обнаруживает в Крыму национальных преследований, ‒ тут же, прямо в докладе, де-факто признает их наличие. В связи с нарушениями прав человека в Крыму организация обращается... к Комитету ООН по противодействию расовой и национальной дискриминации. Прошу прощения, но где логика: если такой дискриминации нет, зачем к нему обращаться?

Поэтому меня не покидает ощущение, что в Amnesty понимают всю ситуацию. Но по какой-то причине не хотят "устами" организации артикулировать эти слова ‒ национальные преследования. Возможно, потому что знают: они категорически неприемлемы для российской власти, и (возможно) в Amnesty об этом предупреждены.

Я думаю, что эксперты Amnesty понимают: цель разнообразных репрессий, от которых страдают в основном обычные крымские татары из разных мест Крыма и слоев общества, а вовсе не только активисты, ‒ это преследование народа в целом, еще и вот по какой причине. Эту мысль авторы доклада артикулировали устами (цитатой) Ахтема Чийгоза: "Вони [російська влада] намагаються залякати весь наш народ". Но сами такого не говорят, даже несмотря на, опять же, содержащуюся в докладе главу о запрете Меджлиса как "экстремистской организации". После чего под прямой угрозой уголовных преследований оказались 2,5 тысячи крымских татар-членов меджлисов всех уровней во всех городах и поселках Крыма. А под косвенной (родственники, друзья, соседи) ‒ практически весь народ.

Насколько понятно, украинская Amnesty проводила исследования для доклада совместно с российским офисом. Который (в Москве) в физическом смысле власти чуть не отняли ‒ как раз незадолго до публикации крымского доклада. Но пока передумали. Надеюсь, отсутствие самой неприятной для России формулировки прямо с этим не связано, но факт остается фактом: посвятив доклад крымскотатарским бедам, в Amnesty не перешли красную для Кремля черту, проведя ее как бы пунктиром ‒ на полях, в цитатах, в рекомендациях. Это примерно, как если бы писали о первых гетто прошлого века, разобрали множество фактов, а вывод сделали бы такой: убивают и сажают лишь отдельных людей, а остальные просто живут, работают.

После презентации доклада я встретился с сотрудником Amnesty International из Лондона Денисом Кривошеевым, с которым давно знаком. И рассказал ему лично то, что написал здесь. Во многом Денис со мной согласился. Однако, по его мнению, вносить какие-либо правки в доклад уже поздно.

А я, уважаемый Денис и его коллеги, думаю, что не поздно. Я думаю, что в современной онлайн-реальности ошибки неудобно оставлять, а не исправлять. Тем более ‒ в важном и для защиты прав человека, которой посвящает себя Amnesty International, и для репутации документе. На который мировое сообщество будет ориентироваться при оценке обстановки в Крыму и выборе мер воздействия на Россию.

К счастью, в своем докладе Amnesty далеко ушла от некоторых украинских правозащитников, которые в основном заняты тем, что судятся за нарушения прав человека с Украиной и защищают права контрабандной еды, которую не пускают в Крым. А о гражданах, сидящих в тюрьмах в Крыму, вспоминают неохотно и редко.

Но, к несчастью, полной правды в докладе Amnesty нет. Хочу надеяться, что это можно исправить.

БЛАГООБРАЗНЫЙ НЕЛЮДЬ МИША КОЗЫРЕВ ищет любовь, приют и еду

В 2016 году этот благообразный нелюдь, вечноМиша Козырев, на канале у которого Крым с ухмылкой называли российским, призвал украинцев, у которых оккупировали часть страны, которых выкинули из родных домов, у которых поубивали родственников, НЕ ВПУСКАТЬ В СЕБЯ ВОЙНУ, не злиться на русских...

МЕТАФІЗИЧНА УКРАЇНА ПОНАД УСЕ. Чому я не вірю в щирість співробітників Amnesty International

Объясню. (Перепрошую за трофейну мову, але на війні ж можна, якщо стріляє.) Они ушли из своего жирнобаблового офиса вовсе не потому, что им стало стыдно...

AMNESTY (FOR RUSCISTS) INTERNATIONAL, ГЕТЬ З УКРАЇНИ! Адвокатам рашизму в нас не може бути місця

В Amnesty International Ukraine, здається, остаточно переїли лівацьких грантів разом із російськими. Пора на вихід, пристосуванці, – цинічні корисливі адвокати діавола та вороги людства...

''ИНТОНАТОРЫ''-ИМИТАТОРЫ. ''Дождь'' и ''Эхо Москвы'' – маскхалаты русского рейха

Журналистка Ксения Туркова взяла для "Голоса Америки" большое интервью у подкремлёвской (точнее, медведевской) медиашлюхи Наташи Синдеевой. В 2016 году "её" телебордель "Дождь" был запрещён в Украине за многократные и умышленные упоминания, что "Крым – это россия"...

''УКРАЇНСЬКА ЖУРНАЛІСТИКА'' ЯК КОЛЕКТИВНИЙ БЕЗВІДПОВІДАЛЬНИЙ АНТОН

Я теж обурений, звісно, гайпожерським знущанням псевдожурналіста Антона над матір'ю дівчини, що загинула від російської ракети у Вінниці. Бо я – стара редакторка, і ще пам'ятаю, що можна, а що не можна у цій професії...

РУССКИЙ ''ФИЛОСОФСКИЙ ПАРОХОД'', иди за военным кораблём!

Мы знаем и передаём это знание другим, что русофобия как наука – это не боязнь русских, а ментальная гигиена. Т.е. "страх" стать хоть в чем-то похожими на них и на их "великую страну с великой историей и культурой"...