6 червня 2012, 18:19

памяти игоря ивановича павлова

вчера 5 июня 2012 года,на 82-м году жизни в одессе умер игорь иванович павлов. великий русский поэт. патриарх одеского андерграунда.

это не преувеличение. я не литературный критик и не буду пытаться объяснить, почему. просто в его текстах очень сильная, очень личная, ни на кого похожая тоска, нежность и внятность. игорь павлов ни на кого не похож.



вчера я понял, что почти ничего о нем не знаю. последние годы иногда встречал его на улицах одессы. очень заношенный серый макинтош, очень мятая фетровая шляпа, стоптанные ботинки, беззубый рот. бомж. он бомжевал года так с 1995, когда его выселили из квартиры за долги по квартплате. с тех пор он скитался. сначала жил у какой-то женщины, перенесшей инсульт, и продавал на улице семечки и сигареты. потом его подобрала немецкая балерина. потом еще кто-то. ему давали приют, его кормили, он писал стихи и терял их.

я узнал о его существовании в середине 80-х, прочтя "провинциальный роман (с) " ефима ярошевского. он был одним из главных героев этого романа – павлов. диаблов. иваныч, диваныч, субстаныч, спиритыч. эту череду отчеств позже продолжил из нью-йорка вадим ярмолинец: растяпыч, бездомыч, забвеныч... невеселый ряд)))

короткое эссе о нем написал для журнала "крещатик" борис херсонский. а вчера в своем блоге переделал его в некролог:

"Звание старейшего одесского неофициального поэта Игорь Павлов недавно подтвердил в очередной раз, отметив свой восьмидесятилетний юбилей. Само по себе слово "неофициальный" сегодня звучит странно – а кто собственно сейчас официален? М.б. самый неофициальный рассадник художественного слова – это бывший СП СССР. Но, думаю, на конкурсе неофициальности Игорь несомненно занял бы первое место. И дело тут не в стихах. Стихи у Игоря далеки от традиционного взгляда на литературный авангард – его поэтика, на мой взгляд, вполне традиционна. Павлов не перегружает стихи метафорами, некоторые стихи совершенно "бытовые", некоторые можно отнести к разделу "философской лирики". Рифма точная, всегда – элегантная. Неофициальность Павлова двояка – избегание любой официозной тематики (как и антиофициозной), и – главное – жизнь Игоря Ивановича не укладывалась ни в какие официальные измерения. Такие слова как "паспорт", "прописка", "место работы" плохо сочетались с его душевным складом. Приходилось слышать нечто вроде: "Игорь опять потерял наволочку со стихами"! Человек, способный набить наволочку стихами и потерять эту наволочку – редкий человек. Обычно при подобном сообщении кто-то говорил: "Ничего, новые напишет". И Павлов писал... Первая его книжка была выпущена к семидесятилетию. Вторая, восьмидесятилетняя книжка – на очереди.

Жилплощадь также была не для него. И сегодня бытие Игоря Павлова с точки зрения официальных инстанций совершенно эфемерно. Его просто нет. А когда чего-то или кого-то нет, это превращается в легенду. Некоторым это удается при жизни.

Сегодня добавлю – тем более – после смерти. И еще. Теперь Игорь получит от города площадь – единственную, в которой поэту не может отказать даже его родной город. Покойся с миром...Вторую книжечку Игорю "Дивановичу" Павлову издать так и не успели"...

вчера под верховной радой сражались язык и мова. одни стенали об ужасах украинизации и лезли на амбразуру, защищая русскую культуру от гонений. другие боролись с "языком блатняка и шансона", он же – "язык оккупантов и пятой колонны". не думаю, что кого-то с любой из сторон взволновала бы смерть бездомного поэта... не думаю, что его тексты читал кто-то из читателей "украинской правды". я выложу несколько, прочтите – другого повода, скорее всего, не будет.

покойтесь с миром, игорь иванович.

***

Витиеватое перо

Из крылышка спускалось.

И день светился, как пирог -

Все праздничным казалось.

И город сразу присмирел

И дожидался дара,

Но он, забывшись, просмотрел,

Как птичка пролетала.

И было лето нам дано,

Как вечная привычка,

Как улетевшая давно

Неведомая птичка.

***

Слушай, Галя, жизнь – плохая.

Приходи на чашку чая.

Хоть в халате, в бигуди -

Приходи!

Утром снова – рыжий финик,

Староконный бледный рынок.

Смотрит сверху, сер и сед,

Снисходительный рассвет.

Днем – туманно. Если кратко:

Бред. Смятенье. Лихорадка.

Слушай Галя: жизнь плохая!

Приходи на чашку чая!

Приходи сидеть, скучать,

Жесткий бублик в чай макать.

***

Пройдут и Офир, и Освенцим,

Забудутся Рим и Рени...

И старцы пройдут, и младенцы,

Когда постареют они...

Конец прoзираю – в начале

Едва проявившихся дней.

На свете так много печали,

Что можно не думать о ней...

Печаль – и в движеньях, и в позах,

В сплетениях душ и имен...

Печаль незаметна, как воздух,

Во всем пребывая, как он.

И, послана во искупленье

За бред, за дурные дела,

Как осени благословенье,

Прозрачная старость пришла...

***

Лишь там, где прячутся дриады,

Где речка мглится до небес,

Ни дел, ни званий нам не надо -

О них не спрашивает лес.

В смолистой шишечной глуши

Локтями раздвигая купол,

Тайга, навеки запиши

В поминовенье черных дупел!

Прими. Пусти в святую даль,

Где ветви – сны, где листья – лица...

Дай замереть в тебе,

И дай

В тебе как в храме помолиться.

***

Сыграй же прошлое, сыграй

Дорогу, заморозки, рынок,

Пустой трясущийся трамвай,

В пыли измазанный ботинок...

Сыграй мне прошлое, сыграй, -

И чья-то сладкая ресница

Меня коснется, мне приснится,

Все обещая: ад и рай.

Вот смена памятных картинок:

Дорога... Рой сирени... Рынок...

И – милой девы голова,

Мелькающая над забором,

Которым обнесен.

Которым

Я огражден от всех ветров,

От всех забот, от всех дворов,

От всех ненужных разговоров.

Сыграй же прошлое.

Сыграй...

Хотя бы так:

сыграй без темы.

Пускай и звуки

будут немы...

Сыграй метлу...

Сыграй сарай...

***

Кипят деревья над землёй,

Мотают дивными хвостами.

Сад, сад земной и неземной,

Сад неизведанный. Сад странный.

В тебе мелькаю я – как страх,

Как страсть. Как выкрик в тихих кронах

В твоих бушующих ветвях,

В твоих бунтующих бутонах.

Я – этот сад. Его стволы -

И в ноздри, в сердце бьющий запах -

Из-под коры, из-под травы,

Из-под коряг и пней внезапных -

Из мглы рождаюсь я, как страх,

Как страсть, как выкрик в этих кронах,

В моих бушующих ветвях,

В моих бунтующих бутонах.

***

Покой кивает олеандрам,

Вдыхает флору дальних стран...

И ты уснёшь. Тогда за кадром

Восстанет розовый фонтан.

Вот вырос, властен и безвластен,

Как тополь, – стройный, озорной, -

Смешенье грез и сна и страсти, -

Пропахший утренней зарёй,

Моих сомнений порожденье,

Он – подтвержденье, он – ответ,

Что ты чиста до пробужденья,

Пока тебя в сем мире – нет...

ПОД ДУШЕМ

Стоишь, нагая и хмельная,

С лицом немым и незнакомым,

И отдаешься, как Даная,

Дождю, от солнца золотому.

Но все туманнее, все глуше

Водица льнет к стопе босой

И ты выходишь из-под душа,

Как плод, обрызганный росой!

ЛЕДИ ДЕДЛОК

Холодный дом. Преображенье.

Как ящер, дряхлым становлюсь,

Увядший после пробужденья,

Всё кашлем пагубным давлюсь.

Угроблен день. Я уподоблюсь

Зимой – медведю-шатуну.

И, вспоминая некий образ,

Тихонько Джандрису шепну:

- Мы в Линкошайне. Напоследок

Хочу я женщине сказать:

- О леди Дедлок, леди Дедлок,

Великомученица! Мать!

Мы тоже – горькие скитальцы,

Ночной замучили пейзаж.

О, как сверкают Ваши пальцы!

Как строг, как нежен облик Ваш!

Холодный дом – удел красавиц.

Холодный дом... холодный свет...

Но кто детей своих бросает,

Тому в миру прощенья нет.

Едва померкло

чувство долга,

возмутился прах.

Вас баловали слишком долго,

И вот – вы ввергнуты во мрак.

***

Утоли мои печали

Подорожником случайным,

Воробьем завечерелым

В парке сером, черно-белом.

Утоли мои печали,

Сделай чистыми желанья,

- То ли встречею случайной,

То ли тайной ожиданья.

Утоли мои печали

Чем-то светлым, легковейным,

Веток медленным качаньем,

Мельтешеньем муравейным.

Пробуди мой дух, тропинка,

Уводящая в надежду,

Там, где впадинка, горбинка

- Между трав, деревьев между...

_____________________________________________________________________

...хороший поэт.

powered by lun.ua

еврейские впечатления от майдана

меня спрашивают о моих еврейских ощущениях от майдана. нет у меня никаких еврейских ощущений от майдана. я конечно чувствую себя на майдане евреем...

как провести вечер

господа! вчера я провел вечер в отличной интеллигентной компании старых друзей и единомышленников в самом центре города киева. немного создавали ощущение дежа-вю речи политиков с незатейливой риторикой прошлого майдана и детсадовскими кричалками, но это можно стерпеть и простить, в целом осадок приятный, думаю сегодня прийти туда же, чего и всем желаю...

антисемит франко

как пишет "истправда", http://www.istpravda.com.ua/short/2013/10/23/138270/ живущий с 1970 года в вене бывший одессит эмиль лянгерман, отягощенный вполне узнаваемыми эмигрантскими стереотипами, хочет снести памятник ивану франко в вене...

они становятся народными героями.

они становятся народными героями. вчера смело назвали жыдов жыдами. злочинна влада не возмутилась. она и так знает, что жыды – это жыды. сегодня напали на страшных пидэрасов и злобных кавырялок...

о семантике, семиотике и некоторых аспектах правописания

я давно хотел поделиться эмоциями по поводу электоральных успехов партии "свобода" и не менее любимых мной коммунистов. написать о том, что опыт тоталитаризмов двадцатого века никого ничему не научил, что не зловредно-абстрактный "неолиберализм" вытесняется с электорального поля, а выстраданный здравый смысл, базовые нормы цивилизации, просвещенческий проект, наконец...

тренды сезона: пропаганда гомосексуализма и клевета

сегодня мне позвонило какое-то чмо с одного одесского местечкового интернет-портала. чмо спросило. как я отношусь к закону о запрете пропаганды гомосексуализма...