14 березня 2013, 08:55

О книге "Момент философии"

Моя новая книга состоит из нескольких сквозных и взаимосвязанных между собой сюжетов. Первый сюжет является попыткой обнаружить интеллектуальную природу и мыслительные предпосылки современного мирового кризиса. Второй сюжет излагается в качестве исследования и критики постмодернизма как установок мышления, соответствующих современности и, по мнению автора, являющихся интеллектуальной причиной этого кризиса. Третий сюжет представляет собой попытку обнаружить условия подлинности философии в ходе ее развития на протяжении ХХ столетия и установить, как с этими условиями согласуется современная философия. Четвертый сюжет предъявляет философию конструктивизма как попытку решать проблемы постмодернизма, обнаружившиеся в ходе нынешнего мирового кризиса, и как новые установки мышления, приходящие на смену старым постмодернистским.

Книга состоит из двух работ – "Состояние неадеквата", описывающей современную ситуацию в мире в языке некоторых новых понятий, и "Подлинность философии", где происходит исследование философской проблематики.

Первая работа описывает ситуацию неадеквата в нынешнем кризисном мире. Вторая работа критически исследует установки философского мышления постструктурализма-постмодернизма и установки мышления советской СМД-методологии, примыкающей по своим идеям к западно-европейской философии ХХ века.

Книга может быть отнесена к академической философии в ее авторском исполнении, поскольку она всецело построена на западно-европейской философской традиции, но выполняет не все формальные требования для монографий, принятые в отечественной институциональной философской традиции.

Книга написана в жанре философской публицистики от первого лица. Мне показалось, что философия должна быть изложена не только в своем самоопределении, но и в определении извне, которое наилучшим образом можно выразить через субъективность автора, помещающего себя среди других философов. Также публицистическая форма работы позволяет быть очень откровенным – называть имена и комментировать разные направления философии. К тому же именно этот жанр дает мне право на некоторый субъективизм в оценках других философов и их деятельности. Такое диспозитивное видение философии в разных реальностях предоставляет возможность ее всесторонне рассмотреть.

Отрывок из книги "Момент философии" – публикация в рамках поиска спонсора для ее издания в бумажном варианте.

Подлинность философии. Введение.

Сегодняшняя публичная философия существует как неподлинная, ненастоящая, как нечто, что выглядит как философия, но философией не является. На протяжении ХХ века стало понятно, что философия есть вовсе не отвлеченная форма измышлений, а нечто, оказывающее влияние на умы интеллектуалов, политиков и масс, что приводит к весьма коренным преобразованиям обществ.

Поскольку изменилась социальная роль философии, постольку и изменился ее социальный статус. Философия стала институтом общества. Не в том смысле, что практически в каждом государстве теперь есть нечто именуемое "институтом философии", а в том смысле, что философия является мировым институтом даже тогда, когда она отсутствует в виде института в том или ином государстве. Институциональность философии стала глобальной, влияющей через политически и экономически курсирующие в мире концепты и идеи на все сферы жизни каждого общества, очень часто диктующей свои принципы науке, политике и искусству.

Из такого ее глобального статуса проистекает желание каждого государства, если не заниматься производством философии, то хотя бы заниматься пониманием коммуникационно курсирующей на глобальном уровне философии. В этом смысле глобальная философия вдруг оказалась некоторым единым содержательным пространством идей, где осуществляется принятие концептуальных решений относительно будущего всей планеты. Глобальная философия, по сути, стала генератором и выразителем глобального общецивилизационного мышления.

В связи с глобализацией философии в ХХ веке возникло весьма пристальное внимание к тем направленностям, траекториям или установкам философского мышления, которые оно сообщает общественному сознанию. Таким образом, философия в качестве особого обобщающего и концептуализирующего способа мышления обрела функцию производителя не только общих идей, реализуемых в новых социальных системах и институтах, но и общих установок мышления, которыми руководствуется массовое сознание.

Само представление о том, что в общественном повседневном сознании могут быть какие-то философские установки, возникает именно в связи с появлением глобального влияния философии на мировые процессы, в которых массовое сознание, институализированное как демократическая власть, играет решающую роль. И в этом смысле установки философского мышления, закрепленные в тех или иных философских традициях мышления, представляются совершенно иными и иначе устроенными, нежели те индивидуальные психические установки, в качестве каковых их исследовал Д.Н.Узнадзе.

Установки мышления существуют через структуры общественного сознания, которые могут быть идентифицированы как бла-бла-дискурс, связывающий доксическое мышление и философское мышление. Иначе говоря, общие философские установки делают возможным бла-бла-дискурс, и смена философских установок ведет к смене бла-бла-дискурса. Смена философских установок модернистского мышления на установки постмодернистского мышления привела к тому, что идеологический (тотальный в понимании постмодернизма) бла-бла-дискурс был заменен на нетотальный потребительски-меметический бла-бла-дискурс.

В этом смысле нужно принципиально различать идеологии как системы упрощенных религиозных и научно-философских идей, которые существуют публично как частично трансцендентные целостные картины мира, мемплексы, которые существуют публично как динамические дискурсы жизненного мира, и собственно философские установки, которые существуют на уровне в значительной степени трансцендентных убеждений или склонностей мышления интеллектуалов каждого общества.

Идеология это установки философского мышления, позиционно представленные через доксическое мышление и для доксического мышления. Иначе говоря, идеология есть упрощенная для доксического мышления форма философских установок. Идеология господствует в том или ином настоящем времени как форма преобладающего по влиянию, массового по своему охвату и доксического по своей сути общественного мышления. Идеологии были господствующими в массовом сознании до 80-90-х годов ХХ века.

Мемплексы задаются средствами массовой информации и периодически производят смены тех или иных мемов в общественном сознании, которыми оно теперь руководствуется. Постепенное вытеснение трансцендентных идеологий утилитарными мемплексами приводит к тому, что основанная на идеологии докса превращается в дезодоксию. Мемплексы оказались господствующими в массовом сознании с 80-90-х годов ХХ века.

Собственно философские установки мышления существуют через философию и конкуренцию интеллектуализма разных сфер общественного сознания, которые отнюдь не господствуют в том или ином настоящем времени, но имеют огромное и даже решающее значение для будущего, в отличие от массовых идеологий или мемплексов. Подлинная философия всегда есть разрыв бла-бла-дискурса, дистанция от мемплексов и сомнение во всякой идеологии.

Если проблема влияния философских идей на общественное сознания является широко исследованной как проблема идеологии (Маркс, Мангейм, Барт и т.д.), а проблема влияния мемплексов исследуется в меметике (Докинз, Уилсон, Ламсден, Рашкофф и др.), то проблема философских установок является преимущественно философской проблемой, мало исследуемой внутри самой философии в своем сущностном качестве как установка мышления вообще. Философия время от времени меняет установки своего мышления, но пока мало стремится исследовать, почему происходят такие перемены и настолько они являются собственно философскими.

Философские установки являются, как правило, происходящими от всякой подлинной философии, оказывающей влияние на интеллектуальную деятельность общества – науку, искусство, политику, экономику. Иначе говоря, подлинная философия это то, что создает долговременные установки глобального общественного мышления. Подлинная философия может быть установлена в значительной степени ретроспективно.

При этом не всякая подлинная философия является нацеленной на собственно социальные преобразования. Скажем, философия Гуссерля (феноменологические установки), философия Хайдеггера (онтологические установки, лингвоцентристские установки), философия Сартра и Камю (экзистенциальные установки) повлияли на дальнейшее развитие философии, науки и искусства, но мало повлияли на социальные отношения в мире. Однако существуют философии, которые повлияли именно на социальные отношения в мире.

Наиболее влиятельной установкой философии на социальное действие является марксизм. Философские установки марксизма существенно изменили социальную картину мира ХХ века. Впервые о философских установках мышления задумался Ницше, не в последнюю очередь благодаря марксистской претензии философии на политику. Ницше называл установки мышления "ценностями". Придя к выводу о проблемном характере существующих философских установок мышления, Ницше предпринял то, что сам называл переоценкой ценностей. Первая и в большей степени Вторая мировые войны были следствием использования философских установок Ницше для национал-социализма и Маркса для коммуно-социализма. Именно эти две философии наиболее серьезно повлияли на социальные отношения в мире в ХХ веке.

Третий наиболее мощный процесс изменения философских установок, повлиявший на социальные отношения в мире, был осуществлен внутри философского направления 60-70-ых годов ХХ столетия, известного сегодня как постструктурализм-постмодернизм. В значительной степени этот масштабный процесс изменения философских установок явился следствием Второй мировой войны и попыткой переосмысления всех предыдущих установок философии – Ницше, Маркса, Гуссерля, Хайдеггера и Фрейда.

В этом двойном названии "постструктурализм-постмодернизм" собственно и коренится двойственный характер этой философии. Если постструктурализм это философская традиция определенного направления идей, которые разрабатывались в 60-70-ые годы, преимущественно во Франции, то постмодернизм это именно установки философского мышления, которые были выделены в качестве особого состояния мышления, присущего наступившему после эпохи Модерна времени. Постмодернизму мы обязаны тем, что "ценности" философии начинают пониматься как "установки мышления".

В этом смысле отнесение того или иного философа к постмодернизму должно производиться по установкам мышления его философии, а не по его собственному позиционированию. Например, Бодрийяр неоднократно заявлял, что не является постмодернистом. Однако принадлежность к постмодернизму не определяется заявлениями или демонстрируемым в авторских текстах отношением к этому философскому течению. Подобно этому постмодернистская философия довольно часто критиковала потребительское общество (Делез, Бодрийяр и др.), однако это не помешало именно постмодернизму стать меметической и мыслительно-установочной основой потребительского общества.

В таком качестве постмодернизм есть более масштабное явление, нежели постструктурализм, проникшее через свои философские установки во многие другие направления философии – в аналитическую философию, в герменевтику, в феноменологию и т.д. Постмодернизм и есть та глобальная философия, которая определяет установки мышления нынешнего времени. В этом есть некоторая трансцендентальная ирония: постмодернизм, принципиально избегавший тотальности, в своем глобальном распространении приобретает тотальное мировое господство над умами к концу ХХ века.

Нынешний мировой кризис уже можно рассматривать как результат тех философских установок, которые были предложены постмодернизмом как особым образом оформленным набором правил философствования и оценки реальности. Без сомнения, именно сейчас будет происходить процесс создания новых философских установок мышления. В этом смысле необходимо внимательно исследовать, какие именно философские установки постмодернизма оказались наиболее проблемными и почему. Наиболее важным вопросом при этом является следующий – насколько постмодернизм является подлинной философией, если его рассматривать сообразно формальным и содержательным критериям формирования философских установок.

В этом смысле, принимая постмодернизм как подлинный философский проект, философия должна прямо и бескомпромиссно поставить вопрос о том, какие ее собственные установки мышления позволяют не просто приобретать социально-политическую эффективность или популярность, а сохранять свою подлинность в каждое время хотя бы в каком-либо месте мира в виде философствования живых носителей – подлинных философов. Таким образом, в качестве философской проблемы установки философского мышления должны быть исследованы как способ бытия самой философии через проблему ее подлинности.

Свободное мышление возможно благодаря установке мышления на свободу точно так же, как и мышление внутри тех или иных норм мышления возможно с установкой на эти нормы. В этом смысле для понимания того, что такое подлинная философия, нам необходимо будет обнаружить установки философского мышления, действовавшие в ХХ веке, где наиболее важным представляется последний период (время господства постмодернизма), а также выяснить, какие установки мышления ведут к подлинной философии, а какие установки мышления уводят от нее к чему-то иному.

Сегодняшняя проблема подлинной философии возникает из той опасной тенденции, обнаружившейся в современном мире, когда революционный инновационный дух философии оказался полностью подменен респектабельным ангажементом философии со стороны государств и корпораций. Философия сегодня стала заложником общества потребления – ее предъявляют в красивых обертках как конфету, ее идеи продвигают путем эпатажа, в котором публичная форма предъявления убивает всякое возможное сложное содержание.

Подлинная философия оказалась не то, чтобы под запретом. Она оказалась маргинальной для общественного сознания, каковой она бывала всякий раз в периоды упадка цивилизации. Вместо этого подделки под философию заполонили публичную коммуникацию. Мода на философию породила модную философию. При этом подлинная философия оказалась не просто несвоевременной, как это в свое время говорил Хайдеггер. Сегодня подлинная философия оказалась повсеместно неуместной.

Поэтому меня интересует вопрос не что есть философия после того, как она уже случилась, а какой должна быть философия, чтобы случиться в своей подлинности...

powered by lun.ua

ІНАКШИЙ СВІТ

Як з'являється уявлення про інакше і як таким чином постає Інакший Світ – це принципове питання, щоб зрозуміти, що нас чекає у світі старому, який руйнується і вмирає на наших очах...

ПІСЛЯ НЕЗАЛЕЖНОСТІ

Сама можливість мислити є власне ознакою самості, яка відбулася, яка спроможна, яка поза катастрофою. Незалежність як катастрофа "Катастрофа" (καταστροφή) з грецької означає: κατα – проти; στροφή – поворот...

Є МИСЛЕННЯ – Є МОВА

Пустопорожні дискусії про мову ні до чого не ведуть, бо вони не виходять на сутнісний рівень. Це показало обговорення мого відео. Що таке взагалі мова? Яка у конкретної української мови перспектива і як довго проживе українська мова? Існує гіпотеза Сепіра-Уорфа, що не реальність нормує мову, а мова нормує реальність...

Тим, хто ще вірить в незалежність України

Цей день, 1 грудня, потрібно перейменувати в день нехтування вибором народу України. 16 липня 1990 року Верховною Радою УРСР була прийнята Декларація про державний суверенітет України...

ВИРВАТИСЯ З ЦИКЛІЧНОГО ЧАСУ

Життя в соціальному часі – мистецтво, яке має дуже мало спільного з досвідом, хіба що наш досвід постає з митарств по світу, і ми змогли пізнати різні соціальні часи, живучи різним часом в різних місцях з перевагою різного соціального часу...

КРИЗА ДЕРЖАВНОСТІ

Не впевнений, що взагалі маю писати. У мене зникла солідарна позиція, Я майже ні з ким не можу солідаризуватися – ні з націонал-патріотами, ні з проросійськими силами, ні з компрадорами, яких сьогодні більшість...