Сергій Дацюк Філософ

О книге "Момент философии"

14 березня 2013, 08:55

Моя новая книга состоит из нескольких сквозных и взаимосвязанных между собой сюжетов. Первый сюжет является попыткой обнаружить интеллектуальную природу и мыслительные предпосылки современного мирового кризиса. Второй сюжет излагается в качестве исследования и критики постмодернизма как установок мышления, соответствующих современности и, по мнению автора, являющихся интеллектуальной причиной этого кризиса. Третий сюжет представляет собой попытку обнаружить условия подлинности философии в ходе ее развития на протяжении ХХ столетия и установить, как с этими условиями согласуется современная философия. Четвертый сюжет предъявляет философию конструктивизма как попытку решать проблемы постмодернизма, обнаружившиеся в ходе нынешнего мирового кризиса, и как новые установки мышления, приходящие на смену старым постмодернистским.

Книга состоит из двух работ – "Состояние неадеквата", описывающей современную ситуацию в мире в языке некоторых новых понятий, и "Подлинность философии", где происходит исследование философской проблематики.

Первая работа описывает ситуацию неадеквата в нынешнем кризисном мире. Вторая работа критически исследует установки философского мышления постструктурализма-постмодернизма и установки мышления советской СМД-методологии, примыкающей по своим идеям к западно-европейской философии ХХ века.

Книга может быть отнесена к академической философии в ее авторском исполнении, поскольку она всецело построена на западно-европейской философской традиции, но выполняет не все формальные требования для монографий, принятые в отечественной институциональной философской традиции.

Книга написана в жанре философской публицистики от первого лица. Мне показалось, что философия должна быть изложена не только в своем самоопределении, но и в определении извне, которое наилучшим образом можно выразить через субъективность автора, помещающего себя среди других философов. Также публицистическая форма работы позволяет быть очень откровенным – называть имена и комментировать разные направления философии. К тому же именно этот жанр дает мне право на некоторый субъективизм в оценках других философов и их деятельности. Такое диспозитивное видение философии в разных реальностях предоставляет возможность ее всесторонне рассмотреть.

Отрывок из книги "Момент философии" – публикация в рамках поиска спонсора для ее издания в бумажном варианте.

Подлинность философии. Введение.

Сегодняшняя публичная философия существует как неподлинная, ненастоящая, как нечто, что выглядит как философия, но философией не является. На протяжении ХХ века стало понятно, что философия есть вовсе не отвлеченная форма измышлений, а нечто, оказывающее влияние на умы интеллектуалов, политиков и масс, что приводит к весьма коренным преобразованиям обществ.

Поскольку изменилась социальная роль философии, постольку и изменился ее социальный статус. Философия стала институтом общества. Не в том смысле, что практически в каждом государстве теперь есть нечто именуемое "институтом философии", а в том смысле, что философия является мировым институтом даже тогда, когда она отсутствует в виде института в том или ином государстве. Институциональность философии стала глобальной, влияющей через политически и экономически курсирующие в мире концепты и идеи на все сферы жизни каждого общества, очень часто диктующей свои принципы науке, политике и искусству.

Из такого ее глобального статуса проистекает желание каждого государства, если не заниматься производством философии, то хотя бы заниматься пониманием коммуникационно курсирующей на глобальном уровне философии. В этом смысле глобальная философия вдруг оказалась некоторым единым содержательным пространством идей, где осуществляется принятие концептуальных решений относительно будущего всей планеты. Глобальная философия, по сути, стала генератором и выразителем глобального общецивилизационного мышления.

В связи с глобализацией философии в ХХ веке возникло весьма пристальное внимание к тем направленностям, траекториям или установкам философского мышления, которые оно сообщает общественному сознанию. Таким образом, философия в качестве особого обобщающего и концептуализирующего способа мышления обрела функцию производителя не только общих идей, реализуемых в новых социальных системах и институтах, но и общих установок мышления, которыми руководствуется массовое сознание.

Само представление о том, что в общественном повседневном сознании могут быть какие-то философские установки, возникает именно в связи с появлением глобального влияния философии на мировые процессы, в которых массовое сознание, институализированное как демократическая власть, играет решающую роль. И в этом смысле установки философского мышления, закрепленные в тех или иных философских традициях мышления, представляются совершенно иными и иначе устроенными, нежели те индивидуальные психические установки, в качестве каковых их исследовал Д.Н.Узнадзе.

Установки мышления существуют через структуры общественного сознания, которые могут быть идентифицированы как бла-бла-дискурс, связывающий доксическое мышление и философское мышление. Иначе говоря, общие философские установки делают возможным бла-бла-дискурс, и смена философских установок ведет к смене бла-бла-дискурса. Смена философских установок модернистского мышления на установки постмодернистского мышления привела к тому, что идеологический (тотальный в понимании постмодернизма) бла-бла-дискурс был заменен на нетотальный потребительски-меметический бла-бла-дискурс.

В этом смысле нужно принципиально различать идеологии как системы упрощенных религиозных и научно-философских идей, которые существуют публично как частично трансцендентные целостные картины мира, мемплексы, которые существуют публично как динамические дискурсы жизненного мира, и собственно философские установки, которые существуют на уровне в значительной степени трансцендентных убеждений или склонностей мышления интеллектуалов каждого общества.

Идеология это установки философского мышления, позиционно представленные через доксическое мышление и для доксического мышления. Иначе говоря, идеология есть упрощенная для доксического мышления форма философских установок. Идеология господствует в том или ином настоящем времени как форма преобладающего по влиянию, массового по своему охвату и доксического по своей сути общественного мышления. Идеологии были господствующими в массовом сознании до 80-90-х годов ХХ века.

Мемплексы задаются средствами массовой информации и периодически производят смены тех или иных мемов в общественном сознании, которыми оно теперь руководствуется. Постепенное вытеснение трансцендентных идеологий утилитарными мемплексами приводит к тому, что основанная на идеологии докса превращается в дезодоксию. Мемплексы оказались господствующими в массовом сознании с 80-90-х годов ХХ века.

Собственно философские установки мышления существуют через философию и конкуренцию интеллектуализма разных сфер общественного сознания, которые отнюдь не господствуют в том или ином настоящем времени, но имеют огромное и даже решающее значение для будущего, в отличие от массовых идеологий или мемплексов. Подлинная философия всегда есть разрыв бла-бла-дискурса, дистанция от мемплексов и сомнение во всякой идеологии.

Если проблема влияния философских идей на общественное сознания является широко исследованной как проблема идеологии (Маркс, Мангейм, Барт и т.д.), а проблема влияния мемплексов исследуется в меметике (Докинз, Уилсон, Ламсден, Рашкофф и др.), то проблема философских установок является преимущественно философской проблемой, мало исследуемой внутри самой философии в своем сущностном качестве как установка мышления вообще. Философия время от времени меняет установки своего мышления, но пока мало стремится исследовать, почему происходят такие перемены и настолько они являются собственно философскими.

Философские установки являются, как правило, происходящими от всякой подлинной философии, оказывающей влияние на интеллектуальную деятельность общества – науку, искусство, политику, экономику. Иначе говоря, подлинная философия это то, что создает долговременные установки глобального общественного мышления. Подлинная философия может быть установлена в значительной степени ретроспективно.

При этом не всякая подлинная философия является нацеленной на собственно социальные преобразования. Скажем, философия Гуссерля (феноменологические установки), философия Хайдеггера (онтологические установки, лингвоцентристские установки), философия Сартра и Камю (экзистенциальные установки) повлияли на дальнейшее развитие философии, науки и искусства, но мало повлияли на социальные отношения в мире. Однако существуют философии, которые повлияли именно на социальные отношения в мире.

Наиболее влиятельной установкой философии на социальное действие является марксизм. Философские установки марксизма существенно изменили социальную картину мира ХХ века. Впервые о философских установках мышления задумался Ницше, не в последнюю очередь благодаря марксистской претензии философии на политику. Ницше называл установки мышления "ценностями". Придя к выводу о проблемном характере существующих философских установок мышления, Ницше предпринял то, что сам называл переоценкой ценностей. Первая и в большей степени Вторая мировые войны были следствием использования философских установок Ницше для национал-социализма и Маркса для коммуно-социализма. Именно эти две философии наиболее серьезно повлияли на социальные отношения в мире в ХХ веке.

Третий наиболее мощный процесс изменения философских установок, повлиявший на социальные отношения в мире, был осуществлен внутри философского направления 60-70-ых годов ХХ столетия, известного сегодня как постструктурализм-постмодернизм. В значительной степени этот масштабный процесс изменения философских установок явился следствием Второй мировой войны и попыткой переосмысления всех предыдущих установок философии – Ницше, Маркса, Гуссерля, Хайдеггера и Фрейда.

В этом двойном названии "постструктурализм-постмодернизм" собственно и коренится двойственный характер этой философии. Если постструктурализм это философская традиция определенного направления идей, которые разрабатывались в 60-70-ые годы, преимущественно во Франции, то постмодернизм это именно установки философского мышления, которые были выделены в качестве особого состояния мышления, присущего наступившему после эпохи Модерна времени. Постмодернизму мы обязаны тем, что "ценности" философии начинают пониматься как "установки мышления".

В этом смысле отнесение того или иного философа к постмодернизму должно производиться по установкам мышления его философии, а не по его собственному позиционированию. Например, Бодрийяр неоднократно заявлял, что не является постмодернистом. Однако принадлежность к постмодернизму не определяется заявлениями или демонстрируемым в авторских текстах отношением к этому философскому течению. Подобно этому постмодернистская философия довольно часто критиковала потребительское общество (Делез, Бодрийяр и др.), однако это не помешало именно постмодернизму стать меметической и мыслительно-установочной основой потребительского общества.

В таком качестве постмодернизм есть более масштабное явление, нежели постструктурализм, проникшее через свои философские установки во многие другие направления философии – в аналитическую философию, в герменевтику, в феноменологию и т.д. Постмодернизм и есть та глобальная философия, которая определяет установки мышления нынешнего времени. В этом есть некоторая трансцендентальная ирония: постмодернизм, принципиально избегавший тотальности, в своем глобальном распространении приобретает тотальное мировое господство над умами к концу ХХ века.

Нынешний мировой кризис уже можно рассматривать как результат тех философских установок, которые были предложены постмодернизмом как особым образом оформленным набором правил философствования и оценки реальности. Без сомнения, именно сейчас будет происходить процесс создания новых философских установок мышления. В этом смысле необходимо внимательно исследовать, какие именно философские установки постмодернизма оказались наиболее проблемными и почему. Наиболее важным вопросом при этом является следующий – насколько постмодернизм является подлинной философией, если его рассматривать сообразно формальным и содержательным критериям формирования философских установок.

В этом смысле, принимая постмодернизм как подлинный философский проект, философия должна прямо и бескомпромиссно поставить вопрос о том, какие ее собственные установки мышления позволяют не просто приобретать социально-политическую эффективность или популярность, а сохранять свою подлинность в каждое время хотя бы в каком-либо месте мира в виде философствования живых носителей – подлинных философов. Таким образом, в качестве философской проблемы установки философского мышления должны быть исследованы как способ бытия самой философии через проблему ее подлинности.

Свободное мышление возможно благодаря установке мышления на свободу точно так же, как и мышление внутри тех или иных норм мышления возможно с установкой на эти нормы. В этом смысле для понимания того, что такое подлинная философия, нам необходимо будет обнаружить установки философского мышления, действовавшие в ХХ веке, где наиболее важным представляется последний период (время господства постмодернизма), а также выяснить, какие установки мышления ведут к подлинной философии, а какие установки мышления уводят от нее к чему-то иному.

Сегодняшняя проблема подлинной философии возникает из той опасной тенденции, обнаружившейся в современном мире, когда революционный инновационный дух философии оказался полностью подменен респектабельным ангажементом философии со стороны государств и корпораций. Философия сегодня стала заложником общества потребления – ее предъявляют в красивых обертках как конфету, ее идеи продвигают путем эпатажа, в котором публичная форма предъявления убивает всякое возможное сложное содержание.

Подлинная философия оказалась не то, чтобы под запретом. Она оказалась маргинальной для общественного сознания, каковой она бывала всякий раз в периоды упадка цивилизации. Вместо этого подделки под философию заполонили публичную коммуникацию. Мода на философию породила модную философию. При этом подлинная философия оказалась не просто несвоевременной, как это в свое время говорил Хайдеггер. Сегодня подлинная философия оказалась повсеместно неуместной.

Поэтому меня интересует вопрос не что есть философия после того, как она уже случилась, а какой должна быть философия, чтобы случиться в своей подлинности...

Загрузка...
Коментарі — 36
Jaroslav _ 29.03.2013 11:44
IP: 37.46.216.---
Пане Дацюк з задоволенням читаю Ваші публікації, хоча не все розумію. Хотілося б знати держава це не вічно, яка буде структура далі. Україна, як ніколи близька до розпаду держави, можливо при певних умовах ми могли б вступити в новий період без держави як такої. Одне, громада слабенька. Напишіть щось про це. З повагою Ярослав
Юрій Шеляженко _ 14.03.2013 14:14
IP: 93.72.124.---
Мы можем согласиться с двумя последними абзацами и даже сказать, восприняв буквально приглашение к продолжению, коим является многоточие, что подлинная философия должна быть субъективной, ибо философия, отделенная от субъекта, не имеет смысла и становится либо помощью иным субъектам в познании субъекта и согласовании позиций с субъектом, либо, в мире ложного отрицания субъективности, заведомым обманом, лояльностью общепринятой норме о том, что слово изреченное есть обман или в ином случае мыслепреступление.

Однако нельзя согласиться с утверждением, претендующим на парадоксальность, будто постмодернизм избегает тотальности. Наоборот, именно тотальность отрицания и сакральность отрицания всегда была сущностью религии постмодернизма, религии модернизма, религии диалектики, религии позитивизма и отдельных массовых культов этой религий, таких, как коммунизм, национализм, социология и маркетинг. Идея смерти Бога в обожествлении отрицания сделала смерть жизнью, и потому жизнь продолжается.
sophomore_2013 _ 14.03.2013 12:20
IP: 109.86.42.---
Трудно перечислить все категории дьяволов, которых художник в избытке своего воображения выплеснул на картину. Мы видим птиц, рыб, пресмыкающихся, ящериц, жаб, раков, устриц, жуков, пауков, бабочек и все виды насекомых. Они предстают перед нами не только чудовищно преувеличенными по сравнению с их нормальным видом, но также в самом неправдоподобном смешении одних с другими и с растительными и искусственными образованиями. Мы различаем летающих лангустов с раковинами вместо крыльев, стрекозу с туловищем артишока и с головой в виде маковой коробочки, птицу с женской головой, крыльями бабочки и хвостом в форме цветка. Летают жареные гуси и сороки с туловищами, набитыми яйцами, рыбы, брюхо которых расстёгивается, как на молниях-застёжках, шарманки с рачьими головами, ожесточенно сражающиеся, разъяренные щиты с гербами, летучие мыши, набрасывающиеся на рой мух, корраловые колонии дующих труб и насекомых с головами медуз, вперемежку с крабами и панцырями, медведями и обезьянами.
sophomore_2013 _ 14.03.2013 12:19
IP: 109.86.42.---
Если в картине Флориса мы все же видим известное равновесие между верхом и низом, левой и правой частью, то другая картина являет нашему озадаченному взору суматоху фантастических существ, кружащихся как снежный буран.

Вначале зритель с трудом может представить себе осмысленный образ целого и найти для себя точку опоры в этом хаосе. Однако высокий уровень живописного претворения действительности вскоре убеждает его в одушевленности и глубокой осмысленности этих чудовищ. В картине Флориса мы рассматриваем классические обнаженные тела, исполеннные в духе Микеланджело, снабженные лишь чудовищными головами, а здесь мы сталкиваемся с невероятными гибридами и какими-то выходцами из ночных кошмаров.
sophomore_2013 _ 14.03.2013 12:18
IP: 109.86.42.---
художня квінтесенція тролізму і постмодерністської культури спілкування в українському інтернеті.

Произведение нидерландского романизма – это "Падение восставших ангелов", написанное в 1554 году Франсом Флорисом (Антверпен, музей). Флорис был самым ярким приверженцем романизма среди фламандских художников середины века. Здесь он, казалось, делает попытку создать возвышенную идеальную композицию, превзойдя её в искусном переплетении обнаженных тел даже "Страшный суд" Микеланджело. Но в отличие от нидерландских подражателей Микеланджело от его итальянских последователей заключается в том, что у первых преобладает чисто живописный подход в передаче предметного мира и в использовании цвета.

Если мы обратимся от "Падения ангелов" Флориса к другой фламандской картине на ту же тему, которая была написана восемью годами позже, то столкнемся с самым сильным и странным контрастом, какой только можно вообразить.
sophomore_2013 _ 14.03.2013 12:12
IP: 109.86.42.---
Ієронім Босх – тролль
Сальвадор Далі – тролль
Ів Тангі – тролль

Троллі теж мають певну "користь", як і гельмінти. Паразити хомосапієнсу потрібні, щоб стати здоровим, чи не так Petttro?
sophomore_2013 _ 14.03.2013 11:23
IP: 109.86.42.---
Трійця Андрія Рубльова – трансцендентне
sophomore_2013 _ 14.03.2013 11:23
IP: 109.86.42.---
Помєранц, Шестов – кінець екзистенціалізму
Достоєвський – постмодерніст
Толстой, Рене Генон- традиціоналісти
sophomore_2013 _ 14.03.2013 11:20
IP: 109.86.42.---
Альбер Робіда, хоч і художник, але більшою мірою "ясновидець" щодо науково-технічного прогресу і моральної деградації.
sophomore_2013 _ 14.03.2013 11:17
IP: 109.86.42.---
Джордж Франкл, хоч і психіатр і фрейдист, але більшою мірою "правильний" соціальний критик.
"Цивілізація: утопія і трагедія" (1990).

Краще б його популяризували, ніж мемплекс Ф.Фукуями.
sophomore_2013 _ 14.03.2013 11:13
IP: 109.86.42.---
Мармонтель (1723-1799), з якого "виріс" Пушкін.
автор "Моральних казок"
sophomore_2013 _ 14.03.2013 11:10
IP: 109.86.42.---
Д'єрдь Лукач, хоч і неомарксист, але у праці "Своєрідність естетичного", спостерігаються самостійні пошуки.
sophomore_2013 _ 14.03.2013 11:07
IP: 109.86.42.---
Генрі Торо
Жила _ 14.03.2013 11:06
IP: 94.153.148.---
Сергій Дацюк:
Та Арістотель і Ньютон теж хвалилися. Але що робити з квантовою механікою?
"Якби" пишеться разом.
sophomore_2013 _ 14.03.2013 11:02
IP: 109.86.42.---
Авіценна
sophomore_2013 _ 14.03.2013 11:01
IP: 109.86.42.---
Лейбніц, Юнг
sophomore_2013 _ 14.03.2013 11:00
IP: 109.86.42.---
Йоган Кеплер
sophomore_2013 _ 14.03.2013 11:00
IP: 109.86.42.---
Микола Кузанський раніше за математика Мандельброта у 16 столітті "відкрив" фрактали.

Він висунув уявлення про кінечність і бескінечність, об'єднані в одну гармонію. Бог – бескінечний – перебуває у кожному найдрібнішому предметі, який завдяки цьому заслуговує нашої уваги. Кожна мала частка відображає космос, стає дзеркалом всесвіту – "у всіх частинах відбивається ціле"
Сергій Дацюк _ 14.03.2013 10:56
IP: 93.73.28.---
Жила:
Дацюк! Розв'яжіть апорії Зенона Елейського й напишіть про це. Ото цікаво буде.
Як би ви читали мої книги, то знали б, що я давно вже це зробив в книжці "Теорія віртуальності"
sophomore_2013 _ 14.03.2013 10:53
IP: 109.86.42.---
Тейяр де Шарден – нічого невідомо. ієзуїт.
sophomore_2013 _ 14.03.2013 10:51
IP: 109.86.42.---
Джидду Крішнамурті – марксист
sophomore_2013 _ 14.03.2013 10:50
IP: 109.86.42.---
цікавий Мішель Монтень
sophomore_2013 _ 14.03.2013 10:49
IP: 109.86.42.---
мудрість, про яку пише Соловйов, і ноосфера Вернадського – цілеполагання різне, а ціль – має єдність.
sophomore_2013 _ 14.03.2013 10:47
IP: 109.86.42.---
Володимир Соловйов – теж християноцентризм. Але він вже ближчий до Вернадського і кордофілософії (кордо – "серце").
Бєрдяєв – християноцентризм.
Жила _ 14.03.2013 10:46
IP: 94.153.148.---
Дацюк! Єдине "подлинно философское учение – учение Маркса-Энгельса-Ленина, гениально развитое нашим великим и всеми любимым вождем тов. Сталиным"!
Уряд реформ301 Україна та Європа903 тітушки10 Корупція1083 Aтака Путіна1109
АВТОРИЗАЦІЯ І ВХІД ДЛЯ АВТОРІВ


УвійтиСкасувати
Якщо ви новий читач, будь ласка, зареєструйтесь
Забули пароль?
Ви можете увійти під своїм акаунтом у соціальних мережах:
Facebook   Twitter   Вконтакте