7 серпня 2014, 18:53

Сочи вместо Парижа или Новая война на Южном Кавказе?

На фоне эскалации украинского кризиса на постсоветском пространстве напомнил о себе один из вялотекущих конфликтов. На прошлой неделе в зоне Нагорного Карабаха между армянскими и азербайджанскими военными произошли столкновения, в результате которых погибли порядка 15 азербайджанских солдат и пятеро армянских, десятки человек получили ранения. Нарушений режима прекращения огня со дня подписания протоколов 1994 года было множество. Однако последний инцидент стал, пожалуй, самым масштабным за последние несколько лет.

Пока на границе отсутствуют нейтральные зоны и международные наблюдатели сложно определить, кто первым открыл огонь. Стороны продолжают обвинять друг друга в провокациях. Очевидно, что возрастает риск выхода ситуации из-под контроля. В связи с этим вопрос о том, кто ее контролирует, снова оказался в центре внимание СМИ и экспертов.

С 1997 года разрешением нагорно-карабахского конфликта занимается Минская группа ОБСЕ, в которой сопредседательствуют Франция, США и Россия. Однако за все эти годы кроме призывов к сторонам соблюдать договор о прекращении огня и выражения обеспокоенности в случае напряжения ситуации, группе так и не удалось добиться существенных результатов в урегулировании конфликта, который уже давно стал пороховой бочкой под боком у Европы и России.

22 июля сопредседатели провели отдельные встречи с главами МИД двух стран, но, по всей видимости, посадить их за один стол переговоров им так и не удалось. Тем временем, пока идет война в Украине все больше заявлений звучит со стороны западных стран о том, что урегулирование карабахского конфликта должно стать приоритетным. Об этом ранее говорил как президент Швейцарии Дидье Бурхгалтер, приняв председательство в ОБСЕ, так и представитель США в Минской группе Джеймс Уорлик.

Попытки организовать встречу двух президентов в Париже предпринимал и французский президент Франсуа Олланд во время своего визита на Южный Кавказ 11-13 мая. Он совпал как раз с 20-летней годовщиной подписания договора о прекращении огня, по случаю которого французский президент в очередной раз напомнил, что конфликт должен быть решен исключительно мирным путем. Выступая перед журналистами, Франсуа Олланд, очертив рамки и цель своего визита, начал свое обращение со следующих слов: "Этот демарш не направлен против кого-то". Очевидно, что эта фраза была адресована не кому-либо в Южном Кавказе, а самому Владимиру Путину, который считает этот регион сферой своих интересов и, судя по украинскому кризису, а ранее грузинскому, относится крайне болезненно, когда кто-то из его партнеров решает сменить курс развития своей страны. Видимо, французам так и не удалось договориться о встрече, судя по тому, что после визита Олланда на этот счет не последовало никаких заявлений. Позднее шла речь о возможной встрече Алиева и Саргсяна на полях заседания Совета Безопасности ООН в Нью-Йорке.

Но после резкого обострения конфликта в конце июля глава МИДа России Сергей Лавров поспешил заявить, что в Сочи российский президент встретиться с главами двух государств по отдельности, возможно, состоится и трехсторонняя встреча.

Таким образом, Владимир Путин, воспользовавшись сложившейся напряженной обстановкой, решил выступить пожарным и одним ударов убить нескольких зайцев. Во-первых, дать понять Западу, который воспринимает его, как агрессора против Украины, что он способен на миссию миротворца. Во-вторых, прийти к определенным договоренностям с каждым по отдельности президентом о стратегически важных вопросах (энергетическое сотрудничество, евразийская интеграция и т.д.). В-третьих, преподнести урок Грузии, показав, кто "в доме хозяин". Ведь и дата встречи выбрана не случайно 8-9 августа, когда отмечается годовщина южноосетинской войны между Грузией и Россией.

В экспертных кругах не исключают, что вопрос о введении в зону российских миротворцев может быть поднят в ходе переговоров. Некоторые высказывают предположения о том, что Москва попытается также привлечь Азербайджан к вступлению в Евразийский союз в обмен на договоренность с Арменией о возможных территориальных уступках. Тут следует напомнить недавний визит главы МИДа России Сергея Лаврова в Казахстан, где он встретился с казахским коллегой. Очевидно, что эскалация ситуации в Нагорном Карабахе обсуждалась. 29 мая во время подписания договора о ЕАЭС президент Казахстана Нурсултан Назарбаев предложил Армении присоединиться к ТС без Карабаха. Гендиректор Института ЕврАзЭС Владимир Лепехин считает, что Карабах может стать камнем преткновения в вопросе интеграции Армении в ЕАЭС, возможным сценарием может стать вхождение в эту организацию и Армении, и Азербайджана, "чтобы гарантом добрососедских отношений со стороны Армении была Россия, а со стороны Азербайджана – Казахстан".

Стоит напомнить, что ранее Армения, готовящаяся подписать Соглашение об ассоциации с ЕС, 3 сентября сделала поворот на 180 градусов, и во время визита в Москву президент Серж Саргсян заявил о вступлении в Таможенный союз. Этому предшествовали и повышение тарифов на российский газ для Армении, и продажа вооружения на 1 миллиард долларов Азербайджану, одним словом, механизмы давления, которые в силу отсутствия гарантий безопасности со стороны Запада, вынудили Ереван постучаться в дверь в Таможенного Союза.

Очевидно, что кроме всех прочих геополитических прогнозов и предположений относительно встречи в Сочи, самый главный вопрос – удастся ли стабилизировать обстановку в зоне конфликта и как будет вести себя Запад. Несмотря на то, что между Азербайджаном и Арменией военная риторика уже давно пришла на смену дипломатии, к полномасштабным военным действиям это не привело, хоть о готовности воевать говорят, как с той стороны, так и с другой стороны, а на линии соприкосновения погибают солдаты.

По всей вероятности, дело до войны вряд ли дойдет, но необходимо не только ее предотвратить, но и не допустить подобных инцидентов. Для этого необходимо договорится об отводе снайперов с линии соприкосновения, и создать механизмы для укрепления режима прекращения огня. Однако вряд ли ключевые партнеры и игроки в регионе согласятся на то, чтобы таким механизмом стало присутствие российских миротворцев. Но факт остается фактом: встреча проходит не в Вене, Париже или Нью-Йорке, а в Сочи, как это было в 2012 году. В ней не принимают участие сопредседатели Минской группы ОБСЕ, которые к тому же даже не посетили регион после одного из самых масштабных инцидентов после 1994 года. А Россия тем временем, по всей вероятности, добивается монополии на урегулирование этого конфликта и пытается возродить формат одного посредника.

Нагорно-карабахский конфликт вспыхнул в конце 80-х годов, когда автономная область преимущественно населенная армянами и принадлежавшая в советский период Азербайджану, заявила о своем намерении выйти из ее состава и присоединиться к Армении. В результате войны, которая продлилась с 1991 до 1994 года, Нагорный Карабах и семь окрестных регионов перешли под контроль Армении. Нагорный Карабах имеет статус непризнанной республики.

Теракты в Париже – удар в сердце Республики

13 ноября ИГИЛ нанес жестокий удар в сердце западного мира. В этот день на улицах Парижа пролилось много крови, а сторонники ИГИЛ на своих страницах в соцсетях ликовали и пригрозили новыми атаками...

Як не впасти у пастку ''братства''

Країни, які ніколи не мали імперського синдрому, часто стають жертвами своєї наївності. Те, що ми спостерігаємо в Україні та пам'ятаємо протягом всієї її історії, – є одним із прикладів того, як в процесі пошуку зовнішніх "друзів" країна може впасти у пастку та заробити собі майбутніх ворогів...

Сочи вместо Парижа или Новая война на Южном Кавказе?

На фоне эскалации украинского кризиса на постсоветском пространстве напомнил о себе один из вялотекущих конфликтов. На прошлой неделе в зоне Нагорного Карабаха между армянскими и азербайджанскими военными произошли столкновения, в результате которых погибли порядка 15 азербайджанских солдат и пятеро армянских, десятки человек получили ранения...

Як працюють путінські шпигуни у Франції

Кілька місяців тому один мій знайомий науковець-француз, що спеціалізується на обороні, запросив мене на каву. Він розповів, як на одній з конференцій, де він виступав, його роботою зацікавився чоловік, що представився російським дипломатом...

"Мон шер Владімір" або французькі друзі Путіна

Час від часу мене деякі українські колеги запитують, чи правда, що серед європейських країн Франція – кращий друг Росії. Вперше я серйозно над цим замислилася під час прес-конференції колишнього правого президента П'ятої Республіки Ніколя Саркозі на саміті G8 у 2007 році...