5 жовтня 2012, 11:39

Владимир Казарин: От банка до Банковой: Голова НСПУ Виктор Баранов как зеркало украинской культурной контрреволюции

Нам крайне лестно, что этот блог становится местом традиционных для советской культуры интеллигентских дискуссий.

На сей раз – по поводу Спилкы Пысьмэнныкив Украины и ее назначения.

Выборы главы крымского отделения Спилкы стали для Симферополя и окрестностей значимым в общественной и культурно-политической жизни событием.

Ниже – размышления по этому поводу крымского интеллектуала Владимира Казарина.

Поскольку в статье речь идет о главе НСПУ Викторе Баранове и новом руководителе крымского отделения НСПУ, региональном директоре "Приватбанка" Борисе Финкельштейне, чьи мнения по обсуждаемому вопросу не представлены, этот блог заявляет, что готов разместить здесь же их взгляды и мнения по обсуждаемой проблематике (адрес для связи: andokaraСОБАКАyandexТОЧКАru).

Для тех, кто не в курсе, заметим, что помещение НСПУ находится в Киеве на улице Банковой – как и Администрация Президента.

Итак,



Автор: Владимир Казарин, профессор, член НСПУ с 2003 г.

ОТ БАНКА ДО БАНКОВОЙ: ГОЛОВА НСПУ ВИКТОР БАРАНОВ КАК ЗЕРКАЛО УКРАИНСКОЙ КУЛЬТУРНОЙ КОНТРРЕВОЛЮЦИИ

Скоро исполнится год, как писатели Украины избрали новым председателем НСПУ Виктора Баранова. Уже можно подвести вполне определенные итоги совместной работы с ним членов одного из самых важных творческих союзов страны – союза деятелей литературы. На мой взгляд, эти итоги весьма печальны для всех нас. Чтобы быть доказательным, буду говорить об этом на примере последних событий в жизни Крымской республиканской организации НСПУ.

29 сентября, в субботу, в Крыму прошла отчетно-выборная конференция местного отделения НСПУ.

За три месяца до этого под напором открытой, острой и многомесячной критики подал в отставку председатель КРО НСПУ Владимир Бушняк. На конференции предстояло избрать нового руководителя и все органы правления.

Для проведения писательского собрания в Крым прибыл лично Виктор Федорович Баранов. Прибыл он заблаговременно, но, к сожалению, не для встречи с творческим активом полуострова и открытого обмена мнениями, а для бесед с представителями крымских властей, главным из которых уже давно для В. Баранова стал вице-спикер АРК – Григорий Адольфович Иоффе.

Крымская организация в лице своей инициативной группы, которая фактически руководила отделением последний год, заблаговременно подготовила порядок проведения собрания, предложения по формированию руководящих органов и выборам председателя.

В. Баранов все это выбросил в буквальном смысле слова в мусорное ведро, потому что с руководством Крыма им уже был согласован совершенно другой и весьма неожиданный сценарий: в узком кругу было принято решение избрать председателем писательской организации АРК регионального директора "Приватбанка" Бориса Григорьевича Финкельштейна, шестидесяти шести лет от роду, который четыре года назад, по его собственным словам, почувствовал острое желание начать писать и четыре месяца назад стал членом НСПУ. Кто и когда его рекомендовал к приему в Крыму, остается тайной, потому что заседания правления КРО НСПУ не проводились уже года два, как минимум.

Прибыв на собрание крымских писателей, которых в зале по данным регистрации было 88 человек, и взяв на себя функции председателя, В. Баранов несколько раз, как заклинание, повторил одни и те же слова: что он – последовательный демократ и сторонник строгого следования букве закона. Когда за короткое время эта фраза была произнесена им в третий раз, я стал думать над тем, что скрывается за этими его словами на самом деле?

Вот к чему эти все его заклинания привели на практике.

Писательские собрания в Крыму всегда были открытыми и носили характер свободного общения как членов НСПУ, так и литературного актива. Как может быть иначе, если именно из литературного актива, у многих представителей которого опубликовано уже по пять, шесть, восемь книг, как раз и появляются новые члены Спилки.

Виктор Баранов сразу потребовал, чтобы лица, не являющиеся членами НСПУ, покинули зал. У меня в первый раз засосало под ложечкой. Становилось ясно, что готовится что-то нехорошее, а потому это нужно с самого начало скрывать от окружающих. Полемика, которую попытался начать зал, была категорически подавлена нашим председателем-"демократом" ссылками на неведомые статьи Устава НСПУ и чье-то волеизъявление. В зале кто-то бросил: "Закрытое партийное собрание".

Три человека поднялись и растерянно вышли. Оставшимся стало неловко. Стоила ли эта овчинка такой грубой выделки? Одна из трех удаленных еще и выполняла роль сопровождающего при больном человеке. Больной остался в зале один.

Впрочем, нет. Зал покинул еще один человек – охранник, с которым на собрание пришел Б. Финкельштейн.



Вниманию писателей других областей Украины, которые иначе, чем В. Баранов, понимают литературную демократию и соблюдение закона!

Урок 1. Коллеги, не позволяйте В. Баранову на своих собраниях узурпировать власть; в лучшем случае, наделяйте его полномочиями сопредседателя; требуйте, чтобы собрание вел Ваш представитель; не молчите в ответ на его вроде бы малозначительные фразы типа "Ведь так? Не будете против?", потому что потом он Вам скажет, что Вы уже проголосовали по этому вопросу; не будьте с ним откровенны, не выдавайте Ваших друзей в зале, он их выгонит и оскорбит, а Вас тем самым публично унизит.

Дальше Виктор Баранов объявил, что он должен выполнить приятную миссию и вручить членские билеты НСПУ новопринятым писателям. Мы сначала решили, что речь идет о наших коллегах, некоторые из которых ждут этого момента уже два-три года, или о тех, кого наш прежний руководитель путем всяких закулисных интриг незаконно исключил из членов Спилки.

Не тут-то было. Членские билеты получили полтора десятка человек, большинство которых мы прежде никогда не видели в лицо, но, главное, никогда не рекомендовали их к приему в НСПУ. Точнее будет сказать так: не могли рекомендовать, потому что правление, как уже было сказано, не проводилось порядка двух лет.

Таким образом, наша писательская организация, оставив за бортом многолетних очередников и тех, кто дожидался восстановления, сразу "потяжелела" на 15 литераторов.

Показательная для всей этой истории деталь: членский билет Б. Финкельштейну Виктор Баранов вручал не на нашем собрании, а индивидуально прямо в служебном кабинете банкира в "Приватбанке".

Урок 2. Коллеги, если в Вашем регионе назначено ответственное собрание и до его проведения остается значительный временной отрезок (два-три месяца), а совещаться с Вами по существу волнующих Вас вопросов никто сверху не собирается, внимательно смотрите, не оформляются ли в это время за Вашей спиной неведомые Вам рекомендации для приема новых членов организации из числа людей, у которых есть причины критически относиться к Вашему коллективу. В противном случае, Вы уже прямо на собрании обнаружите, что Вы заседаете совсем в другом "осередке", чем тот, в котором состояли еще вчера.

Регистрируясь перед началом собрания, мы предъявляли привезенные с мест письма наших товарищей – членов НСПУ, которые по разным причинам не могли лично участвовать в работе конференции. Некоторые из них в этот день работали (писатели, как известно, зарабатывают сегодня совсем не литературным трудом), другие были в командировке, третьи (и эти составляли большинство из почти 30 отсутствующих) были старыми мастерами, одних из которых приковало к постели плохое здоровье, другие были инвалидами, третьи не имели достаточно средств на поездку. Например, проезд Керчь-Симферополь-Керчь стоит 150 гривен, а потому керчане отправили одного представителя (тоже преклонного возраста) от четырех писателей с тремя письменными волеизъявлениями. Большинству из этой категории писателей, многие годы составлявших славу крымской литературы, сегодня уже 75, 80 и более лет.

Регистраторы (были приведены какие-то молодые люди не из числа писателей) сказали, что им велели фиксировать таких заочных участников в отдельном списке, что и было сделано.

Во время заседания В. Баранов заявил, что все эти доверенности, телефонограммы и личные письма приниматься во внимание не будут. Основание – статья Устава, требующая личного участия в голосовании. С одной стороны, может показаться, что он был прав, отвергая для всех нас отвратительную практику Верховной Рады Украины, когда один депутат голосует за 10-20 народных избранников. С другой стороны, в данном случае как раз никто ни за кого не голосует. Старики голосуют сами за себя. Некоторые их письма были даже заверены печатями. Хорошо, нет доверия к письмам, поступаем в наш информационный век еще проще: звоним человеку по мобильному, включаем громкую связь, и публично просим его высказать свою позицию. После этого, имея свидетелей, фиксируем его волеизъявление на бумаге.

"Демократ" В. Баранов заявил, что он этого не допустит. Знаете, коллеги, что он фактически сделал? Он вычеркнул наших стариков (которые печатали свои произведения тогда, когда В. Баранов еще учился в школе) из числа живых. Они как люди вроде еще есть, они не умерли, они думают о нас, о нашей организации, о своих писательских делах, но волей председателя НСПУ они уже юридически не существуют. Их лишили права публично выражать свою позицию и влиять на принимаемые решения.

Показательно, что даже тот пресловутый закон о выборах, который нам всем недавно навязали, и то предусматривает право гражданина голосовать на дому. Мы предложили к некоторым больным, проживающим в Симферополе и окрестностях, послать представителей конференции с бюллетенями и урной. Коллеги, Вы, вероятно, уже догадались, какой ответ мы получили от нашего "демократического" председателя.

Интересно, думал ли Виктор Баранов в этот момент о том, что именно по такого рода отвергнутым им доверенностям и письмам наших стариков год назад в Крыму выбирались делегаты съезда НСПУ, на котором он был избран председателем? Если ты такой последовательный сторонник буквы закона, отмени (в связи с выявленными нарушениями процедуры голосования в регионе) результаты съезда и сложи с себя полномочия. Впрочем, как известно, у нас закон, что дышло.

Старики остались, перефразируя Н. В. Гоголя, "мертвыми душами" и до голосования допущены в этот раз так и не были. А зачем? Ведь съезд уже состоялся, и В. Баранова их голосами выбрали.

Урок 3. Коллеги! Если Вам дороги Ваши старики, Ваши учителя и наставники, Ваша родовая память и прошлое, в случае приезда к Вам, не дай, конечно, Бог, на какое-то ответственное собрание с голосованием В. Баранова, везите с собой к месту сбора Ваших ветеранов на такси, доставляйте их на колясках или носилках, с капельницами или кислородными баллонами. При этом имейте в виду, что на самом собрании сопровождающим лицам находиться с ними не разрешат. Поэтому подготавливайте их к тому, что часа два-три им придется оставаться в душном зале одним. Попросите коллег по Спилке заменить на это время их родных и медсестер. Как говорится, на войне как на войне.

Итак, технически подготовка к голосованию завершена. Ненужные свидетели из зала удалены. Из 105 крымских членов НСПУ почти 30 гарантированно исключены из числа голосующих, к оставшимся 75 добавлены 15 новоизбранных.

Чтобы окончательно подавить у большинства присутствующих волю к отстаиванию своих взглядов, В. Баранов, обращаясь к залу, вдруг заявляет, что более 60 крымских писателей в 2003 году незаконно получили из рук В. Яворивского членские билеты – не было решения президиума НСПУ. Во-первых, откуда мы в Крыму знаем, какие в Киеве принимал решения этот президиум, тем более 9 лет назад. Мы не знаем даже, на основе каких документов месяц назад приняли 15 крымских новобранцев. Во-вторых, если с этим заявлением В. Баранова согласиться, тогда не только съезд НСПУ, но и вся работа Спилки за целое десятилетие становится наполовину нелегитимной, так как крымские выдвиженцы из числа "незаконных" писателей работали и работают во всех руководящих органах НСПУ.

После этой угрозы, которая носила скорее ритуальный характер, наступает момент, когда собравшимся (две трети которых уже твердо знают, что они присутствуют на конференции незаконно) можно представить неожиданного, но такого нужного руководству кандидата – Бориса Финкельштейна. Конечно, никому не возбраняется в 62 года полюбить литературное творчество и начать писать и печататься. Никому нельзя запретить за свой счет за четыре года опубликовать 3-4 книжки прозы. Правда, недостает общественного резонанса. Ну, это мы поправим. В последней "Литературной Украине" печатается положительная рецензия некоего Виктора Федоренко на творчество нового русскоязычного писателя, похвалы которому со стороны критика порой носят двусмысленный характер: "Борис Фінкельштейн як письменник ще зовсім молодий, освоїв лише один жанр прози – оповідання". Виктор Федоренко выражает после этого надежду, что писатель освоит и другие жанры прозы. Как говорится, Бог начинающим писателям в помощь!

Здесь, в Крыму, в парламентской газете "Крымские известия" (которую курирует уже упоминавшийся Григорий Иоффе) 5 сентября публикуется восторженная заметка тезки Виктора Федоренко – нашего Виктора Федоровича Баранова – о прозе Бориса Финкельштейна, озаглавленная вполне гламурно – "Осязание души".

Чтобы объяснить читателю всю глубину и оригинальность творчества нашего молодого писателя, Виктор Федорович прибегнет к сравнениям его прозы с библейскими постулатами, с "древнейшими рукописями на папирусе или бересте", с творчеством Павла Загребельного и исканиями Фридриха Ницше. О "битве между Господом и сатаной за людские души", в которой, оказывается, есть "персональное присутствие" нашего нового прозаика, я лучше промолчу. Правда, вывод рецензента обескураживает своим несоответствием всем этим возвышенным параллелям: "Можно подумать – и что здесь нового? Все это давно известно, пережито и пройдено чередой поколений по лезвию вечного времени. Да, да и еще раз да!"

Естественно, далее, как и положено, следуют успокаивающие засомневавшегося читателя обороты типа "но", "почему", "и почему", завершаемые, опять же, поражающей своим смирением и литературной глубиной фразой: "Дать вразумительные ответы на эти и другие вопросы нам не суждено. И слава Богу!"

Вот тебе, бабушка, и Загребельный с Ницше.

На собрании в Крыму В. Баранов, с одной стороны, сказал присутствующим, что Б. Финкельштейн для него настолько ценная фигура, что он готов забрать его к себе в Киев, сделать своим заместителем и работать с ним вместе на благо литературы Украины. С другой – он заявил, что, избирая председателя, мы не выбираем лучшего писателя в своем регионе, нет, мы всего-навсего выбираем себе эффективного менеджера, который должен помочь нам решить накопившиеся организационные и финансовые проблемы. Если В. Баранов был перед нами искренним, он, оказывается, не считает себя ведущим украинским прозаиком и претендует только на лавры успешного администратора.

Дальше происходило то, что очень сильно похоже на подкуп. Нам говорили о материальном благополучии, которое вот-вот прольется на нас, потому что нами будет руководить человек состоявшийся и состоятельный, умеющий решать вопросы, готовый подставить плечо региональной писательской организации. Сам претендент, надо отдать ему должное, был более сдержан в своих обещаниях и выражался по вопросам финансовой помощи несколько неопределенно.

Я смотрел на все происходящее и думал, насколько глубока и своевременна идея, новаторски реализуемая В. Барановым в Крыму! Действительно, разве можно такую ответственную сферу деятельности, как творчество, отдавать в руки всех этих потрепанных жизнью людей в повседневной одежде, не умеющих зарабатывать больших денег, сутками напролет думающих о каких-то стихах и прозе, все время ищущих средства на издание своих произведений? Перефразируя В. Баранова, скажем: "Нет, нет и еще раз нет!"

К руководству творческими союзами в Крыму – писателей и художников, театральных деятелей и музыкантов, журналистов и архитекторов – должны прийти ответственные и состоятельные люди. Хотя почему только в Крыму? Товарищ Баранов, Вы ведь сами говорили нам на собрании о тех финансовых проблемах, с которыми сталкивается сегодня НСПУ. Наберитесь мужества и ответственности и напишите заявление об уходе по собственному желанию. Давайте, развивая Вашу крымскую инициативу, попросим украинских олигархов распределить между собою и возглавить наши творческие союзы. Тот из них, у кого самое большое собрание живописи, может встать во главе украинских художников; организатор концертов классической музыки – во главе музыкантов; обладатель самой большой библиотеки – к своим многочисленным книгам добавит небольшое собрание писателей. Можно только представить, как расцветет в этом случае культура Украины: десятки тысяч книг и журналов, тысячи кинофильмов и театральных постановок, море картин и бесчисленное множество газет и сайтов, новые симфонии и оперы! Трепещите, мировые фестивали и премиальные фонды, обновленная миллиардерами культура Украины идет к вам!

Если говорить серьезно, то новаторство В. Баранова оставляет далеко позади даже практику руководства культурой товарища Сталина. Тот недальновидно продолжал ставить во главе Союза советских писателей самих писателей (то М. Горького, то А. Фадеева), а не эффективных менеджеров из числа своих подручных. Что уж говорить о меценатах XIX века, которые помогали отечественной культуре, даже не пытаясь ее себе организационно подчинить.

Урок 4-й и последний. Коллеги! То, что В. Баранов сотворил в Крыму, – очень опасный симптом. Мы думали, что творческая сфера принадлежит только тем, кто творит. Нет, друзья! Эта сфера, конечно же, не приносит благосостояния, но она приносит известность, признание, общественное влияние. Когда у тебя уже все есть, почему бы не сесть в престижное кресло главного писателя страны или ее главного художника? Кто помнит сегодня богатых людей XIX и XX веков, не говоря уже о средневековье или античности? А Федора Достоевского и Ивана Франко, Михаила Шолохова и Павло Тычину помнят все. Бессмертие, вот что дарит творцу его мучительный бесконечный труд! Как хочется многим вокруг нас этим даром овладеть. Друзья! Нам надо сплотиться перед лицом этой угрозы, надо встать на защиту своей творческой работы. Внимательно смотрите, кого Вы выбираете себе в руководители, чтобы завтра они не превратили Вас в живой товар. Да, избирая своих председателей, мы не проводим конкурс на лучшего писателя региона. Но точно так же мы, конечно же, выбираем себе в их лице не администраторов и эффективных менеджеров. Для этого у руководителей есть заместители. Моральными авторитетами, носителями нравственных ценностей, людьми общественного доверия, честности и порядочности, – вот кем в обязательном порядке должны быть наши избранники. В каком-то смысле, все мы вручаем в их руки нашу творческую судьбу.

Впрочем, зря я, вероятно, беспокоюсь. Во все времена творчество было делом сугубо индивидуальным. Разве Лев Толстой или Тарас Шевченко возглавляли в своих областях союзы писателей? "Нет, нет и еще раз нет!" В самом худшем случае мы останемся наедине с листом бумаги, холстом, нотным станом, сценой, кинокамерой, диктофоном... И пусть Господь нас рассудит!

P. S. Для тех, кто этого еще не знает: кандидатов на должность руководителя крымских писателей на ранней стадии было несколько, но в итоге остались два – Ваш покорный слуга (за которого проголосовали 36 писателей, 2 бюллетеня были объявлены испорченными) и впервые (!!) появившийся перед крымскими литераторами именно на собрании и там же выдвинутый на должность руководителя Б. Финкельштейн (за него проголосовало 50 человек). Еще три года он по Уставу не имеет права давать рекомендации для вступления в НСПУ новым членам, но имеет все полномочия и новыми, и старыми писателями руководить.

Владимир Казарин, профессор, член НСПУ с 2003 г.

Симферополь