19 жовтня 2016, 00:37

О ''геополитической мимике'' накануне встречи ''нормандской четверки''

Владимир Путин, думаю, очень не хотел соглашаться на встречу в "нормандском формате" 19 октября. По понятным причинам.

Во-первых, две резолюции ПАСЕ, где Россия фактически названа субъектом агрессии.

Во-вторых, деструктивное поведение России в Сирии, характеризующее Кремль в глазах США и Европы как недоговороспособного субъекта.

В-третьих, официальный отчет международной следственной группы о сбитом Боинге MH-17, где указана причастность России ("Бук", из которого сбили Боинг, был привезен из РФ, туда же обратно и отвезен). У следствия есть данные примерно на 100 человек, причастных к доставке "Бука", но эти данные пока не озвучиваются.

В-четвертых, и это главное, расчет России на "продавливание" политической части Минских соглашений без выполнения пунктов по безопасности не нашел своего отклика у остальных участников переговоров.

Киеву понадобились время и усилия, чтобы убедить западных партнеров в том, что главная цель такой логики Кремля – спровоцировать политический кризис в Украине. Не говоря уже о том, что постоянное апеллирование к политической части Минска и претензии к украинской власти как раз и говорят о нежелании России выполнять военную часть Минска, то есть, реально прекращать войну и демилитаризировать регион. Именно поэтому Путин неоднократно отказывался от встреч "нормандской четверки". Последняя такая отговорка со стороны РФ была накануне G20, якобы из-за "украинских диверсантов" в Крыму. Официальная российская пропаганда пыталась тогда выдать двусторонние встречи Путина с Ангелой Меркель и Франсуа Олландом как якобы переговоры "четверки", только без Украины.

Но отказаться и в этот раз от встречи в "нормандском формате" Путин, видимо, уже не мог. Особенно, когда на следующий день после встречи должен состояться Европейский Совет, где Меркель может поставить вопрос о продлении санкций/новых санкциях в отношении РФ.

Для Украины же "нормандская встреча" важна, с точки зрения принуждения Кремля выполнять Минские соглашения. Имею в виду согласование "дорожной карты" – последовательности выполнения пунктов Минска, которая предусматривает приоритет вопросов безопасности перед политическими вопросами.

Но, даже, если переговоры и не дадут конкретных прикладных результатов, сам по себе настрой субъектов, точнее России как субъекта конфликта, может стать точкой отсчета для ужесточения позиции остальных, скажем, в виде санкций. Мы ведь помним такую фразу, как необходимость поиска варианта выхода из войны на Донбассе с "сохранением лица" для Путина. За два прошедших года, начиная с аннексии Крыма и агрессии на Донбассе, Европа и США предлагали российской власти много вариантов выхода из ситуации с "сохранением лица". Но Путин все время выбирал вариант "без лица", в Сирии в том числе. В итоге стартовая позиция "хорошая мина" при "плохой игре" (стратегическая ошибка – это априори плохая игра) переходит к позиции "плохая мина" при "плохой игре". Если Кремль хочет "сохранить лицо", то ему самому надо поработать над своей собственной "геополитической мимикой". На одной "калинке-малинке" долго не продержишься. И начать надо с реальной демилитаризации Донбасса, а не видимости таковой, требуя взамен от Киева выполнения политической части Минска.

Ну а что касается Украины, то здесь опасность для "мимики" представляют политики, привыкшие спекулировать даже на вопросах безопасности. Минские соглашения не идеальны, но в их срыве сегодня заинтересована именно российская власть. Минск, возможно, и не приведет к окончательному миру, но на этом этапе он выполняет функцию локализации псевдосепаратистских образований (а на самом деле инструментов Кремля по обвалу Украины), сдерживает активные боевые действия на Донбассе и дает нам возможность укреплять армию по всем направлениям. Отказ от соглашений означает риск перехода конфликта в горячую стадию и потери Украиной союзников (санкции и способ дисциплинирования России через переговорный процесс привязаны к Минску). В этом смысле политики, критикующие Минские соглашения, должны эту критику подкрепить личным контрактом о службе в армии.

У контексті візиту Ентоні Блінкена

Візит держсекретаря США в Київ, очевидно, мав на меті серед іншого підбадьорити Україну. Ентоні Блінкен запевнив Україну у підтримці, після довгої паузи у Конгресі у виділенні нового пакету допомоги...

Про єдність (глобальну та внутрішню)

Довга війна, розтягнута у часі, оголила багато проблем. У різних регіонах. На глобальному рівні загалом, маю на увазі не/спроможність світової системи реагувати на виклики як такі...

50 відтінків СВО всередині Росії

Так, нам дуже не вистачає зараз ППО та інших видів озброєнь, що ми всі гостро відчуваємо щодня через російські ракетні та дронові атаки, що почастішали...

Про своєчасність як одну з важливих категорій досягнення миру

Днями в Daily Telegraph вийшла спільна стаття міністрів закордонних справ Великобританіі та Франції – Девіда Кемерона та Стефана Сежурне. Стаття сильна, в ній вказується позиція та спільні зусилля двох ядерних країн...

У контексті 75-річчя НАТО

Перефразовуючи вислів: Неправильна інтерпретація Бога обіцяла Росії небагато – НАТО біля порога. А якщо серйозно, то справді всю брудну геополітичну роботу з мобілізації всередині альянсу зробила російська влада своєю агресивною політикою, досягнувши, зокрема, розширення НАТО за рахунок раніше нейтральних країн (Фінляндії та Швеції)...

"Десятиліття сну" триває

Днями стало відомо, що премʼєр-міністр Іспанії Педро Санчес звернувся до лідерів країн ЄС з тим, щоб вони перестали використовувати слово "війна" у своїх заявах, бо, мовляв, "люди не хочуть відчувати загрозу"...