Володимир Фесенко Політолог, керівник Центру політичного аналізу "Пента"

Заметки по поводу

22 жовтня 2016, 21:45

Решил ввести новую рубрику на страничке своих блогов на "УП" – "Заметки по поводу". Под этой рубрикой попробую высказывать свое мнение по наиболее актуальным и дискуссионным темам текущей недели.

Самая резонансная тема недели – итоги встречи в Берлине лидеров стран "нормандского формата" переговоров по урегулированию конфликта на Донбассе. Хотя никаких конкретных договоренностей на этой встрече не было достигнуто, оценки звучат самые разные. Обсуждают в основном заявления официальных лиц по поводу встречи в Берлине и утечки информации об этих переговорах. В этой связи остановлюсь на некоторых дискуссионных вопросах.

Начну с заголовка новости в одном популярном издании – "Меркель не считает, что Украине следует немедленно вернуть контроль над границей". В общем, судя по заголовку, – "зрада" со стороны Меркель. Но чему удивляться в заявлении канцлера ФРГ? В пункте 9 "Комплекса мер по выполнению Минских соглашений" (документ, принятый на переговорах в Минске 12 февраля 2015 г.) сказано следующее: "Восстановление полного контроля над государственной границей со стороны правительства Украины во всей зоне конфликта, которое должно начаться в первый день после местных выборов и завершиться после всеобъемлющего политического урегулирования". Этот пункт вторых Минских соглашений часто и обоснованно критикуют. Но, увы, он в этих соглашениях присутствует. Поэтому ничего нового Меркель не сказала. Другое дело, что украинская сторона и до Берлина, и в Берлине настаивала, что еще до выборов контроль над границей должен быть передан ОБСЕ. И в этом плане риторика украинской дипломатии не поменялась. Может быть, некоторые наши официальные лица не всегда четко высказываются по данному поводу. Но вопрос о контроле границы в зоне конфликта до выборов и во время выборов остается принципиальным для Украины. Украинская сторона предлагает компромиссный вариант, не противоречащий соглашениям от 12 февраля 2015 г., – до выборов неконтролируемые участки украино-российской границы должна взять под свой контроль ОБСЕ, а после выборов – Украина. Как, и в какие сроки это должно произойти – необходимо закрепить в Дорожной карте по реализации Минских соглашений. Если о контроле над границей не удастся договориться, то и политическая часть Минских соглашений не будет выполняться.

Теперь о самих выборах и о полицейской миссии ОБСЕ. После переговоров в Берлине Меркель сказала, что "когда будет существовать закон о выборах, и процесс местных выборов будут готовить, тогда можно будет говорить и о вооруженной миссии ОБСЕ". У нас в связи с этим высказыванием опять начали паниковать. Но что имеется в виду в данном случае? Исходя из неофициальной информации из дипломатических источников, речь идет о пошаговой логике реализации вопроса о местных выборах в ОРДЛО (отдельных районах Донецкой и Луганской областей) и полицейской миссии ОБСЕ, при которой каждая из сторон конфликта расставляет свои "предохранители" в ходе реализации мирных соглашений. Прежде, чем украинская сторона приступит к рассмотрению закона о местных выборах в конфликтном регионе (предполагается, что это будет дополнение к закону о местных выборах в Украине, которое будет регулировать особенности проведения местных выборов в ОРДЛО), в зоне конфликта должно быть установлено полное, безусловное и устойчивое перемирие (не менее 1-2 месяцев) с одновременным выполнением соответствующих процедур безопасности, в том числе планируется отвод сил и средств в целом ряде пунктов на линии разграничении с круглосуточным контролем ОБСЕ за этими демилитаризованными участками. Только после этого будет рассматриваться соответствующий законопроект о местных выборах в этом регионе. Попутно отмечу, что, на мой взгляд, в интересах Украины заранее законодательно закрепить свои условия проведения этих выборов, в том числе зафиксировав в этом законе норму об обеспечении безопасности на местных выборах в ОРДЛО с помощью полицейской миссии ОБСЕ. После принятия данного закона, ОБСЕ должно утвердить решение о своей полицейской миссии для обеспечения безопасности на местных выборах в ОРДЛО. И только после принятия этого решения, с учетом сроков, необходимых для формирования данной полицейской миссии и ее размещения в конфликтном регионе, предполагается принять постановление о дате местных выборов в ОРДЛО. Вот такая достаточно сложная и поэтапная логика решения вопроса одновременно и о местных выборах в ОРДЛО и о полицейской миссии в этом регионе. Вряд ли это можно сделать за пару месяцев. Тем более, что все это необходимо прописать и закрепить в Дорожной карте по реализации Минских соглашений, а затем принять соответствующий закон в Верховной Раде Украины.

Замечу, что еще весной даже наши западные партнеры не очень хотели обсуждать вопрос о полицейской миссии ОБСЕ в зоне конфликта на Донбассе. Под давлением украинской стороны эта тема стала одной из ключевых в переговорном процессе. В этой связи отмечу еще одну показательную деталь. Поговаривают, что некоторые немецкие дипломаты продвигали идею о том, что контроль за безопасностью выборов на Донбассе должны обеспечивать "local security providers" ("местные провайдеры безопасности"). В переводе на обыденную политическую лексику это означает местную милицию в сепаратистских республиках. Естественно, украинскую сторону не устраивают сепаратистские боевики в роли "гарантов безопасности" на выборах. Этот пример показывает, что не только Путина, но даже немецкую дипломатию приходится убеждать в необходимости полицейской миссии ОБСЕ для обеспечения безопасности на предполагаемых местных выборах в ОРДЛО.

Почти по каждому пункту Минских соглашений между украинской и российской стороной имеются существенные разногласия. Преодолеть эти противоречия необходимо в процессе разработки "Дорожной карты по реализации Минских соглашений". Этот документ должен стать детализированным планом-графиком выполнения каждого из пунктов Минских соглашений. Работа над ним началась задолго до встречи в Берлине и предполагалось что именно лидеры "нормандской четверки" должны были утвердить на своей встрече "Дорожную карту". Но, по вполне понятным причинам (слишком велики и многочисленны разногласия), согласование этого документа не было завершено до 19 октября. В Берлине лидеры Германии, России, Украины и Франции договорились о том, что взаимоприемлемый проект этого документа должен быть подготовлен до конца ноября. Но удастся ли это сделать в течение месяца? Здесь у меня большие сомнения. Поскольку речь идет о принципиальных и глубоких противоречиях. К примеру, Россия отказывается передавать границу даже под контроль ОБСЕ. До сих пор не решен вопрос даже о беспрепятственном передвижении мониторинговой миссии ОБСЕ в зоне конфликта. Крайне сложно сказать – когда и как будет решен вопрос о полицейской миссии ОБСЕ в зоне конфликта, как будет происходить процедура разоружения незаконных вооруженных формирований, как будет контролироваться и осуществляться процесс вывода "иностранных вооруженных формирований"? В Минске (и не только) по всем этим вопросам безуспешно пытаются договориться вот уже два года. По линии ОБСЕ Россия в любой момент может заблокировать решение вопроса о полицейской миссии этой организации. Тем более, что у ОБСЕ никогда не было опыта создания подобной миссии. Необходимо согласование переходного политического периода с момента начала избирательного процесса и до полной реинтеграции ОРДЛО в состав Украины. В частности, Украина настаивает на том, чтобы уже до выборов был начат процесс ликвидации всех квазигосударственных учреждений сепаратистских республик. Но согласятся ли на это Россия и подконтрольные ей сепаратисты? Вопросов по "Дорожной карте" пока гораздо больше, чем ответов. И если приемлемые для Украины компромиссы не будут достигнуты, то вряд ли можно будет говорить о реализации Минских соглашений в полном объеме. Речь идет именно о компромиссах. Было бы наивно ожидать, что Путин, и даже Германия с Францией, согласятся на реинтеграцию ОРДЛО в состав Украины только на наших безоговорочных условиях. Но вызывает очень большие сомнения готовность Путина к реальным компромиссам. В том числе и потому, что российский президент будет ждать благоприятного для себя исхода выборов в США, а затем во Франции и Германии. Исходя из результатов этих выборов, он будет выстраивать и дальнейшую тактику переговорного процесса. Если позиция Путина на переговорах кардинально не поменяется, то вместо политического урегулирования конфликта на Донбассе продолжится тенденция к его постепенному полузамораживанию.

Теперь еще о двух важных событиях недели, которые и по датам и по своей символике оказались связаны между собой. В четверг (20 октября) как-то очень тихо и незаметно был принят парламентом в первом чтении проект госбюджета на 2017 г. Удивительно, но СМИ совсем мало внимания обратили на это событие, разве что о повышении зарплат депутатам написали. Вспомним, как драматично и конфликтно проходило принятие бюджета в прошлом и позапрошлом году. В этот раз все гораздо спокойнее, правда пока только в первом чтении. Между тем, принятие госбюджета в первом чтении стало своеобразным подарком к первому полугодию работы правительства В.Гройсмана. Вот также не пафосно, без показушного блеска, но без конфликтов и скандалов, и достаточно результативно работает это правительство. Поскольку журналисты спрашивают о достижениях этого правительства, отмечу два очевидных конкретных результата и несколько позитивных тенденций. Впервые за все последние годы правительство В.Гройсмана, в отличие от своих предшественников, вовремя, а не под новогоднюю елочку, подало проект бюджета на следующий год. Второй очевидный позитивный результат – заметная активизация дорожного строительства. Из более общих позитивных тенденций отмечу продолжение политики реформ (в чем многие сомневались), активное сотрудничество с международными партнерами Украины (визиты В.Гройсмана в Вашингтон, Брюссель и Берлин; возобновление сотрудничества с МВФ; совместная программа реформ с ЕС), позитивная социально-экономическая динамика, доступное в публичном доступе планирование работы правительства. Кстати, заметьте – В.Гройсман не гнобит своего предшественника, признает достижения правительства А.Яценюка. Это редкое явление для украинской политики. Что касается критических замечаний, не буду оригинален. И украинское общество, и наши зарубежные партнеры ждут от нынешнего правительства более активных и результативных реформ, и более высоких темпов социально-экономического роста. Обращу внимание на еще одно обстоятельство. В роли главного реформатора в этом правительстве выступает сам Премьер-министр Владимир Гройсман. Однако при этом ощущается определенный дефицит активных реформаторов как в составе Кабинета министров, так и на уровне заместителей министров. Самые сложные испытания ждут нынешнее правительство в ближайшие месяцы. От того, как ему удастся нейтрализовать социальные, политические и экономические риски тарифной проблемы, будут зависеть его дальнейшие перспективы.

powered by lun.ua
ONLINE
тітушки14 Aтака Путіна1166 Україна та Європа1020 Корупція1255 Уряд реформ371
АВТОРИЗАЦІЯ І ВХІД ДЛЯ АВТОРІВ


УвійтиСкасувати
Якщо ви новий читач, будь ласка, зареєструйтесь
Забули пароль?
Ви можете увійти під своїм акаунтом у соціальних мережах:
Facebook   Twitter