Володимир Фесенко Політолог, керівник Центру політичного аналізу "Пента"

Год спустя после президентских выборов-2019: противоречивый эффект "феномена Зеленского"

30 квітня 2020, 13:06

Спустя год после сенсационных президентских выборов 2019 г. надо оценивать не только деятельность Президента Зеленского, но и сам политический феномен Владимира Зеленского во всей его неоднозначности и в той эволюции, которая с ним происходит.

Что представляет собой "феномен Зеленского"?

Что вообще понимать под "феноменом Зеленского"? Почему желательно рассматривать именно "феномен Зеленского", а не просто деятельность нового Президента Украины?

Политический "феномен Зеленского" это не только и не столько особенности личности и политической субъектности Владимира Зеленского, это и установки его избирателей и пока еще немалой группы его сторонников. Это и особенности политического состояния украинского общества год назад и сейчас.

"Феномен Зеленского" возник накануне и, особенно, во время президентских выборов 2019 г. Это был, прежде всего, антисистемный, но мирный, электоральный протест против "старых", традиционных политических элит, персонифицированный в голосовании за кандидатуру Владимира Зеленского на президентских выборах. И такой специфический протест был обусловлен глубочайшим и беспрецедентным для современной Украины кризисом доверия к политическим элитам – и к тем, кто пришел к власти в 2014 г., и тем, кто был при власти до 2014 г. Этот кризис стал проявляться (по данным социологов) с конца 2016 г., но "взорвался" именно в период президентских выборов 2019 г.

Но это было не только отрицание "старых". Избиратели Зеленского, а затем и избранный ими новый Президент противопоставили "старым" элитам "новые лица". Позитивным драйвером (движущей силой) обновления украинской политики стал миф "новых лиц".

"Феномен Зеленского" после его победы на президентских выборах проявился и в том, что стартовал грандиозный политический эксперимент. К власти пришел Президент с полным отсутствием собственного политического опыта и без достаточной компетенции для управления государством. Но эта была реализация популярного народного мифа – к власти должен прийти "простой человек", "такой, как мы". Этот миф был презентован Владимиром Зеленским сначала в сюжете фильма "Слуга народа" и в художественном образе школьного учителя Голобородько, ставшего Президентом, а затем был материализован и самим Владимиром Зеленским в реальной жизни. Реализацией этого мифа стала и большая часть новой правящей элиты. У части новых руководителей были скорее экспертные знания, но при этом отсутствовал достаточный опыт государственного управления (или управления большими организационными системами) либо, чаще всего, опыт политической деятельности.

По отношению к президентству Владимиру Зеленскому у разных групп его избирателей были различные, зачастую противоположные ожидания, но системообразующим из них было, пожалуй, только одно – завершение войны. Зеленский должен был стать "президентом мира". И такую миссию он возложил на себя сам. Это было одно из немногих его конкретных предвыборных обещаний.

"Феномен Зеленского" это также выбор в пользу центристской (хотя и очень идеологически эклектичной) политической позиции, отрицание конфликтных политических крайностей – псевдо-воинствующего патриотизма (Петр Порошенко), примирения с Россией (Юрий Бойко, Виктор Медведчук и весь пророссийский лагерь), социального популизма (хотя и несколько обновленного) Юлии Тимошенко. Конфликтная политическая поляризация украинского общества, которая привела к острому кризису зимы 2013-2014 гг., использованная Россией в драматических событиях в Крыму и на Донбассе в первой половине 2014 г., вновь стала обостряться во время президентских выборов 2019 г. И эта ситуация прямо или косвенно, осознанно, а, скорее всего, подсознательно пугала и напрягала значительное число украинских граждан. Что в итоге позволило Владимиру Зеленскому получить поддержку подавляющего большинства украинских избирателей, преодолеть традиционное электоральное противостояние русскоязычных и украиноязычных регионов страны. В этой связи также следует отметить, что Владимир Зеленский и его электорат – "близнецы-братья". Политическое мировоззрение В.Зеленского является столь же пестрым и эклектичным, как и масса его сторонников.

"Феномен Зеленского" это еще и очень эмоциональный выбор – отрицание агрессивно-конфликтных, негативных и депрессивных эмоций, ассоциировавшихся с кандидатами от "старых" элит; голосование в пользу позитивных, "бодрящих" эмоций, связанных с Владимиром Зеленским.

Неоднозначный эффект "феномена Зеленского" после года его правления

Во время президентских выборов 2019 г. "феномен Зеленского" проявлялся скорее в ожиданиях и мотивах голосования его сторонников, а также в немногочисленных политических заявлениях самого Владимира Зеленского. Спустя год мы можем оценить и действия самого президента Зеленского и эволюцию его "феномена". Послевыборный эффект "феномена Зеленского" оказался очень неоднозначным.

Победа Владимира Зеленского на президентских выборах сняла политическое напряжение, связанное с недоверием и недовольством по отношению к Президенту Порошенко и его политическому режиму, обеспечил мирный переход к новой политической реальности. В этом смысле "феномен Зеленского" выполнил свою задачу-минимум. Но остался открытым вопрос относительно решения задачи-максимум – решительного обновления системы власти и всей украинской политики, а также реализации противоречивых ожиданий его избирателей. Вот здесь и проявилась противоречивость "феномена Зеленского". Президент Зеленский действительно предпринял попытку быстрых и масштабных изменений, кардинального обновления правящей элиты. Но... Владимир Зеленский, который был антисистемным кандидатом на пост Президента, не стал антисистемным Президентом, прежде всего потому, что у него не было какого-то альтернативного плана – проекта "новой системы". Поэтому он пошел по традиционному пути, пытаясь не заменить, а обновить, модернизировать существующую "систему".

Вопреки ожиданиям Владимир Зеленский не оказался слабым и безвольным Президентом, который лишь играет роль главы государства (хотя ярые оппоненты В.Зеленского до сих пор в этом убеждены), и который мог быстро потерять власть. С первых своих шагов на посту Президента он проявил и быстроту и решительность В отличие от большинства своих предшественников на посту Президента Украины, В Зеленскому удалось (в том числе при активном участии А.Богдана, тогдашнего главы офиса Президента) достаточно быстро (за три с половиной месяца) сконцентрировать в своих руках контроль над законодательной и исполнительной властью в своих руках. И это стало большой неожиданностью для большинства наблюдателей, которые не ожидали такой "прыти" от человека, никогда не занимавшегося политикой. Такой результат стал возможен благодаря роспуску Верховной Рады и абсолютной победе партии В.Зеленского на досрочных парламентских выборах. Этому опять-таки способствовали и стремление большинства украинских избирателей к кардинальному обновлению политических элит и очарование мифа "новых лиц". Впервые в истории украинского парламентаризма возникло однопартийное большинство. Под почти полным контролем Президента Зеленского оказалось и правительство, и большая часть правоохранительных органов и силовых структур. Но, как оказалось, это не гарантировало резкое повышение эффективности деятельности обновленной украинской власти.

Президент Зеленский при поддержке своих сторонников реализовал на практике миф о целесообразности приведения к власти "новых лиц": на 80% обновился состав парламента, на 90% – новый состав правительства. Он, как и его избиратели, надеялся, что кардинальное обновление политических элит само по себе разрешит базовые проблемы украинской политики и государственного управления. Но уже через 9 месяцев после своего прихода к власти (и через полгода после формирования нового правительства) Владимир Зеленский пришел к выводу, что одной "новизны" недостаточно, что "новые лица" не всегда (и не все) лучше старых, что в кадровой политике необходим баланс молодости и опыта. Судя по некоторым данным социологов, эрозия мифа о "новых лицах" стала происходить и у многих украинцев.

Внутри команды Президента Зеленского, которая поспешно формировалась в ходе президентских и парламентских выборов, возник первый серьезный кризис, приведший к смене правительства и ряду других кадровых ротаций. Учитывая поспешность формирования политической команды В.Зеленского, ее идеологическую эклектичность, а также полное отсутствие политического опыта у молодого Президента в начале его правления, ошибки в кадровой политике и ранний кризис команды были неизбежны. Именно кадровая политика Президента Зеленского стала его главной слабостью и неудачей в первый год правления.

"Феномен Зеленского" проявился и в стремлении радикально и быстро (в стиле блицкрига) решить системные и базовые проблемы украинской политики (низкая эффективность государственных институтов; масштабная коррупция, в том числе и в судебной системе; многочисленные социальные и экономические проблемы). Отсюда и "турбо-режим" в работе парламента, инициирование целого ряда реформ и конституционных изменений. Но сложнейшие и масштабные проблемы, которые накапливались даже не годами, а десятилетиями, решить наскоком не удалось. И вряд ли это было возможно. Похоже, что Президент Зеленский и сам начинает это осознавать. Во всяком случае, он начинает говорить об этом публично и проводит определенную коррекцию своих политических приоритетов.

Не в полной мере сработала тактика "блицкрига" и применительно к проблеме войны и мира, хотя здесь Владимир Зеленский проявил большую личную настойчивость. Он смог разблокировать переговорный процесс по урегулированию конфликта на Донбассе, который три года находился в глухом тупике. Удалось достичь ряда локальных результатов в мирном процессе (обмены пленными и задержанными лицами; разведение войск на трех участках; строительство моста в Станице Луганской). Но переговоры лидеров стран "Нормандского формата" в Париже в декабре 2019 г. показали, что для достижения мира на Донбассе недостаточно одного искреннего желания и гиперактивности Президента В.Зеленского. Для этого необходима и готовность российской стороны для взаимоприемлемых компромиссов по урегулированию конфликта на Донбассе. А Президент РФ В.Путин такой готовности пока не проявляет.

Первый год правления Президента Зеленского и для него самого и для его прошлогодних сторонников стал периодом немалых разочарований и преодоления многих романтических иллюзий. По отношению к Владимиру Зеленскому по-прежнему очень сильно работает эмоциональный фактор. Быстрота и решительность действий нового Президента летом и в начале сентября 2019 г., кардинальное обновление парламента и правительства способствовали аномальному всплеску рейтингов В.Зеленского. По данным КМИС (Киевского международного института социологии) в середине сентября 2019 г. 73% украинцев позитивно относились к Президенту В.Зеленскому (7% – негативно, 14% – нейтрально). По данным опроса соцгруппы "Рейтинг" в первой половине сентября 2019 г. 71% респондентов были удовлетворены деятельностью Президента В.Зеленского (11% – не удовлетворены, 18% – не определились). Опрос Центра Разумкова в первой половине сентября 2019 г. показал, что Президенту В.Зеленскому доверяют 79% респондентов, не доверяли – 13,5%. Начиная с октября 2019 г. рейтинги Президента В.Зеленского стали снижаться, что было связано с окончанием "медового месяца" нового Президента, остыванием послевыборной политической эйфории у сторонников Владимира Зеленского. Традиционный для Украины процесс – завышенные ожидания сменяются разочарованием. Стали проявляться и конкретные факторы недовольства – от неприятия земельной реформы и отдельных действий Президента В.Зеленского в переговорах по Донбассу до негативной реакции на традиционные социально-экономические проблемы. По данным опроса КМИС в первой половине апреля 2020 г. к Президенту Зеленскому положительно относились 44% украинцев. По сравнению с рейтинговым пиком начала сентября 2019 г. это существенное снижение (около 30%). Но в сравнении со всеми своими предшественниками (именно на этот период – первый год правления) у Президента В.Зеленского сохраняются намного более высокие рейтинги. Пока ему удалось сохранить более половины своих сторонников по сравнению со вторым туром президентских выборов 2019 г., а по сравнению с первым туром президентских выборов-2019 он даже увеличил число своих симпатиков почти в полтора раза. Но здесь сказывается скорее личное позитивное отношение к Владимиру Зеленскому (в частности, и отсутствие каких-либо скандалов, в том числе коррупционных, связанных с самим новым Президентом). А вот оценка украинцами ситуации в стране гораздо более критичная.

Персональный политический миф Владимира Зеленского уже не столь ярок, как во время президентских выборов-2019, за прошедший год он поблек, местами "потрескался", но все еще продолжает работать на значительное число наших сограждан, хотя и с заметно меньшим эффектом.

На промежуточном финише первого года своего президентства Владимир Зеленский столкнулся с новыми и сложнейшими вызовами – пандемия коронавируса и глобальный экономический кризис. Прилетели "черные лебеди". И эти проблемы станут тяжелейшим испытанием для "феномена Зеленского".

Позитивный эффект центризма Зеленского

В "феномене Зеленского" есть один крайне важный положительный эффект, на который мало обращают внимание. Это – формирование сильного (хотя бы количественно) политико-идеологического центра и в парламенте, и в целом для политической структуры украинского общества. Функционально это очень значимо для украинской политики. Со времени президентских выборов 2004 г. украинская политика стала чрезмерно поляризованной. Как уже отмечалось, в 2014 г. это привело к крайне негативным последствиям. Президент П.Порошенко вместе со своей партией (и парламентской фракцией) пытался выполнять роль гибкого политического центра, но скорее ситуативно. По мере приближения к президентским выборам он все сильнее смещался к полюсу воинствующего патриотизма, при этом неформально поспособствовав информационно-политическому усилению лагеря пророссийских сил (легализация В.Медведчука, скрытое содействие/или непротиводействие покупке В.Медведчуком двух информационных телеканалов). Целенаправленно реализовывался политтехнологический сценарий электоральной поляризации ("патриоты" против пророссийских сил), который должен был сохранить Петра Порошенко на посту Президента. Однако этот сценарий мог вернуть нас в 2014 г., с рисками новой конфронтации и активизацией российской агрессии. Но "феномен Зеленского" сломал этот сценарий. Более того, как уже отмечалось, "феномен Зеленского" поломал и железную закономерность электорального противостояния русскоязычных и украиноязычных регионов страны. Возможно, это случилось ситуативно. Но стратегически, с точки зрения интересов внутренней политической интеграции страны, нам крайне важно уйти от этого регионального политико-идеологического противостояния. Иначе электоральные игры по модели "восток" против "запада" будут и дальше ослаблять, и даже разрывать Украину.

Центризм Зеленского и его партии – сугубо функционален и эклектичен. Он вряд ли является осознанной позицией, скорее это интуитивная, но правильная реакция на ключевые противоречия украинской политики. В конце концов, искусство политики – поиск оптимального баланса между противоположными общественными интересами. Центризм Зеленского не имеет четко выраженной идеологической определенности. И в этом его слабость. И в электорате, и в партии Зеленского есть и воинствующие патриоты, и сторонники примирения с Россией, и либертарианцы (а также так называемые "соросята") и ярко выраженные популисты. Но ни одна из этих крайних позиций не доминирует, они вне мейнстрима (главной политической линии) Президента. Худо-бедно, но пока эта центристская позиция работает.

Как показывает опыт всех развитых стран, политический центризм правящих элит – одна из определяющих предпосылок для успешного политического развития. А вот обострение политико-идеологической поляризации, усиление конфронтации и взаимной нетерпимости между конкурирующими силами – прямой путь к политическому кризису.

"Зе-фобия" как негативный эффект "феномена Зеленского"

Отмечу и самый сильный, на мой взгляд, негативный эффект "феномена Зеленского". Это – "Зе-фобия", под которой я понимаю крайне негативное, эмоционально ярко выраженное неприятие президентства Владимира Зеленского частью наших сограждан. Для них сам тот факт, что Президентом страны стал профессиональный комедиант, никогда до этого не занимавшийся политикой, тем более – государственным управлением, является сильнейшим когнитивным и моральным диссонансом, глубочайшим оскорблением их представлений о политике и власти. Судя по высказываниям носителей "Зе-фобии" в социальных сетях, для них Владимир Зеленский гораздо хуже и опаснее Виктора Януковича. Они не просто не любят Президента Зеленского, они его люто ненавидят. И в этой остроте негативных эмоций по отношению к Владимиру Зеленскому заключена потенциальная опасность не только для самого Президента, но и для политической стабильности в стране.

Не буду вдаваться в подробный анализ причин и особенностей "Зе-фобии". Оставляю эту тему для специалистов по политической психологии. Отмечу лишь, что "Зе-фобия" появилась как остро-эмоциональная реакция именно на "феномен Зеленского". Возникло это явление во время президентских выборов-2019 в лагере сторонников Петра Порошенко. Сторонники пятого Президента Украины и сейчас составляют ядро "зе-фобов", но их общая масса расширилась и политически стала более разнообразной. По данным апрельского (2020 г.) опроса КМИС, негативно к Владимиру Зеленскому относится 25% украинцев. Но обостренное проявление "Зе-фобии" наверняка характерно лишь для некоторого числа тех, кто негативно относится к В.Зеленскому. По данным другого исследования КМИС, проведенного в феврале 2020 г., межличностная политико-психологическая напряженность выше нормы характерна примерно для 16% тех людей, кто в апреле 2019 г. проголосовал за Петра Порошенко (среди тех, кто проголосовал за Зеленского, этот показатель составляет 11%). В среднем по стране этот показатель составляет около 11%, наиболее высок он среди сторонников Ю.Тимошенко – 17,4%, среди нынешних сторонников П.Порошенко он составляет 14,4%, среди сторонников Ю.Бойко – 13,1%, среди нынешних сторонников В.Зеленского – 10,2%. Межличностная политико-психологическая напряженность выше нормы проявляется, как считают социологи, в чувстве недовольства людьми, которые выражают противоположные мнения относительно политических процессов, а также в легко возникающем раздражении, связанным с обсуждением политических проблем. Естественно, главной политической проблемой, вызывающей острые дискуссии весь последний год, является личность Владимира Зеленского и его деятельность. Соответственно, мы можем предположить, исходя из упомянутых данных исследований КМИС, что среди тех, кто негативно относится к В.Зеленскому, каждый седьмой (т.е. около 3,5% от общего числа украинцев) реагирует на него раздраженно. Это некритично, но и немало. И проявляется это раздражение пока преимущественно в социальных сетях.

Как показывает наша политическая практика, большинство украинцев через некоторый период времени начинали негативно относиться ко всем своим президентам. В спокойных условиях это заканчивалось просто неизбранием главы государства на второй срок. Но если по отношению к определенному политику даже у меньшинства наших сограждан проявляется обостренно негативное отношение (как это было в отношении В.Януковича), то при определенных обстоятельствах (при появлении эмоционально сильного раздражителя для широкой массы жителей страны) это может вызвать и всплеск массовых протестов.

Пока для Президента Зеленского прямых рисков протестного взрыва вроде бы нет. Но сам феномен "Зе-фобии" даже при относительно небольших количественных масштабах, однако при высоком эмоциональном градусе, представляет для него постоянный потенциальный риск. Этот тот запал, к которому лучше не подносить спички, а тем более канистру с бензином.

И опять мы видим парадокс "феномена Зеленского". С одной стороны, его позитивный эффект – в снижении уровня поляризации украинского политикума, с другой стороны проявляется и его негативный эффект – эмоционально обостренная негативная реакция на саму личность Президента Зеленского и его деятельность.

Дальнейшая эволюция Президента Зеленского и его феномена

В процессе правления у всех украинских президентов трансформировались и их политика, и стиль управления, и команда. Это не были кардинальные развороты на 180 градусов, скорее тактические и адаптационные изменения. Они происходили под влиянием внутренних и внешних обстоятельств, и под воздействием самой власти на личность главы государства.

За год правления заметны изменения, произошедшие и в Президенте Зеленском и в его политике. Новый глава государства, практически лишенный политического опыта, прошел за этот год "курс молодого Президента", своего рода "президентскую учебку", набрался опыта большой политики (в том числе и международной) и государственного управления. Этот опыт нередко был болезненным, становился следствием ошибок и самого Президента и его команды. Но, как говорил классик, "опыт – сын ошибок трудных". Это был и период преодоления многочисленных романтических иллюзий, которые Президент Зеленский разделял со своими избирателями. Как уже отмечалось, пришлось отказаться от ставки только на "новые лица", хотя от самой практики политического обновления Владимир Зеленский отказываться не собирается. Пришлось отказаться и от "турборежима", и от некоторых других практик быстрого решения политических проблем. Но некоторые политические иллюзии у Владимира Зеленского, на мой взгляд, все еще остаются – и по поводу возможности договориться в Президентом РФ Путиным об урегулировании конфликта на Донбассе, и относительно возможности сформировать "идеальное правительство", и ряд других.

Каких политических изменений можно ожидать в дальнейшем и в деятельности Президента Зеленского, и в его политическом мировоззрении, и в само его "феномене"?

Две популярные версии на этот счет озвучивают его оппоненты. Правда, они прямо противоположны по своей сути. Один озвучиваемый сценарий – полный крах Президента Зеленского под влиянием глубокого экономического и политического кризиса, и либо его добровольный отказ от власти, либо отстранение от полномочий под давлением парламента или массовых протестов. Второй сценарий – установление диктатуры Президента Зеленского.

Даже сам факт полной противоположности этих сценариев, говорит о том, что речь идет о крайностях, а крайние (экстремальные) варианты развития ситуации, как правило, являются маловероятными.

Экономический кризис уже становится реальностью и для Украины, и для всего мира. Вопрос только в его будущих масштабах. Безусловно, этот кризис станет очень серьезным вызовом для Президента Зеленского, неизбежно ударит и по его рейтингам, может ослабить его позиции и спровоцировать рост социально-политического напряжения, и даже риски политического кризиса. Но, как это было и в 2015 г., местные выборы могут канализировать и хотя бы частично нейтрализовать протестные настроения. Вариант добровольной отставки В.Зеленского я вообще считаю утопичным. Год его правления показал, что психологически он не такой слабый, как кажется его оппонентам. Скорее наоборот, он упрям и склонен к решительным действиям, и когда на него давят, он поступает прямо противоположным образом (как это было в случае с назначением А.Богдана на должность главы Администрации Президента Украины, или с отставкой Р.Рябошапки с должности Генпрокурора). Маловероятен и сценарий раскола (распада) его партии и парламентской фракции. А вот отход от Президента Зеленского некоторых нынешних парламентариев "Слуги народа", представляющих идеологические крайности, вполне возможен.

Сценарий "диктатуры Зеленского" также представляется утопичным. Не стоит путать с диктатурой естественное стремление главы государства к расширению своего политико-административного влияния и желание быть "главным начальником страны", что проявлялось и у всех предыдущих президентов Украины. Напомню, что Президента Порошенко также обвиняли в "узурпации власти", что было явным преувеличением. Для установления диктатуры необходимы и ярко выраженные авторитарные склонности государственного руководителя (которых, на мой взгляд, у Владимира Зеленского нет) и мощные организационные инструменты установления авторитарного режима (либо массовая партия с сильными пара-милитарными структурами, или подконтрольные и отмобилизованные силовые структуры, настроенные на установление диктатуры). Ни того, ни другого у В.Зеленского нет.

Вот что гораздо более вероятно, так это продолжение и даже усиление политических и кадровых метаний Президента Зеленского. Глава государства по-прежнему ищет эффективных исполнителей для формирования того самого "идеального правительства", о котором он упомянул в фильме, посвященном годовщине его победы на президентских выборах. Но делает это он методом проб и ошибок. Кадрового резерва у него нет и проблемы с кадровой политикой сохраняются. Могут быть и существенные коррекции курса по отдельным направлениям государственной политики. В прошлом году в экономической политике Президент Зеленский отдавал предпочтение представителям либерального лагеря. Судя по утверждению закона о рынке земли, Владимир Зеленский не отказался от поддержки либеральных реформ. Но если эта политика не даст достаточно быстрого позитивного эффекта, то возможен крен и в сторону некоторых популистских решений, особенно в условиях надвигающегося экономического кризиса. Однако для популистских действий у Президента Зеленского не хватает финансовых ресурсов. В условиях нынешней пандемии и глобального экономического кризиса он и его команда оказываются в достаточно узком коридоре принятия политических и управленческих решений. Особо не разгуляешься, даже если и захочешь.

Вряд ли будут существенные изменения во внешней политике. Здесь политический курс определяется и объективными обстоятельствами (агрессивной политикой России) и поддержкой европейского выбора в общественном мнении Украины. Но если изоляционистские и протекционистские тенденции будут усиливаться и в ЕС, то и в команде Зеленского начнут склоняться в пользу "украиноцентричной" политики. В конце концов, это будет еще одно проявление политики центризма, свойственной Президенту Зеленскому.

Если до конца года не будет достигнут существенный прогресс в урегулировании конфликта на Донбассе, то, как и обещал Президент Зеленский, переговорная линия украинской стороны изменится. Это обещание стоит воспринимать всерьез. Но каким будет это изменение, сказать пока сложно, так как в этом вопросе еще не определился и сам Президент.

На колебания политического курса Президента Зеленского будут оказывать люди из его ближайшего окружения, и те политики и чиновники, чьи деятельность и рекомендации он будет считать эффективными. Однако вопрос в том, а кто это будет? Похоже, что наш нынешний глава государства склонен сначала "очаровываться" отдельными фигурами в своей команде, но через некоторое время (примерно через полгода) может в них и сильно разочаровываться, если не увидит быстрого и убедительного результата. Это также может усиливать политические колебания в ближайшем будущем и среднесрочной перспективе.

Что будет далее происходить с "феноменом Зеленского"? Уже сейчас он инерционен, существует на остатках ожиданий от прошлогодних выборов и позитивном отношении скорее к самому Владимиру Зеленскому, чем к его политике. Надвигающийся экономический кризис станет тяжелейшим испытанием для "феномена Зеленского". Он может исчезнуть вообще, если по отношению к нынешнему Президенту начнут доминировать традиционные для Украины разочарование и недоверие. Изменится и сам Зеленский, повторяя путь своих предшественников, трансформируется и совокупность его сторонников – останется ядро персональных фанатов Зе и те, кто будет рассматривать Президента Зеленского и его партию как "меньшее зло" по отношению к ОПЗЖ, Порошенко и "Батькивщине". Этому может способствовать и сохранение центристской, сбалансированной позиции по ключевым вопросам украинской политики.

Но возможен и сценарий "оживляющей трансформации" "феномена Зеленского", причем в разных вариациях:

1) "Возвращение к истокам", но более последовательное и системное – формирование (во время кризиса и премьерства Д.Шмыгаля) кадрового резерва "новых лиц" на основе тщательной и качественной кадровой селекции, в том числе с практической обкаткой в различных сферах исполнительной власти; перезапуск проекта "Лифт" на местных выборах (но с тщательным отбором кандидатов); активизация правоохранительных органов (пресловутые "посадки"); разработка и последующая реализация (подготовленным кадровым резервом) модернизационного проекта развития страны (в трендах новой промышленной революции); замораживание конфликта на Донбассе как "меньшее зло".

2) Социально-популистская модель. Владимир Зеленский выступает в роли лидера-резонатора, отражающего и усиливающего популярные общественные настроения (как это было и во время президентских выборов-2019), но теперь уже и воплощающего их на практике: выработка и реализация нестандартных действий для решения тарифной и долговой проблемы, урегулирования конфликта на Донбассе, запуска новой модели экономического развития, перераспределения общественного богатства, в том числе и пошагового "раскулачивания" олигархов, с национализацией и последующим диверсифицированным акционированием ведущих телеканалов. Но это настоящая "популистская революция". И я не уверен, что эта модель будет органична и приемлема для самого Владимира Зеленского, а тем более для его команды. К тому же нужны люди, способные разработать и реализовать на практике эту политическую модель. Ну и самое сложное – а где взять первичный капитал для реализации этой модели?

3) Эклектичный микст "возвращения к истокам" и отдельных действий в стиле "социально-популистской модели". Как уже отмечалось, мировоззренческая и политическая эклектика органично присуща Владимиру Зеленскому, поэтому такой вариант представляется вполне возможным.

Второй год своего президентства Владимир Зеленский вынужден будет посвятить нейтрализации вызовов и рисков глобального экономического кризиса, а также новых общественных реалий, возникающих вследствие пандемии COVID-19 и глобального карантина, и, возможно, масштабных климатических изменений. Задача-минимум – собственное политическое выживание. Задача-максимум – подготовка плацдармов и ресурсов для новой попытки обновления страны и ускорения ее развития. В случае неудачи Президента Зеленского системный кризис доверия к политическим элитам (а не только к нынешней власти) может возобновиться с непредсказуемыми (пока) последствиями.

powered by lun.ua
Зеленський69 Корупція1435 Aтака Путіна1284 Україна та Європа1126 Уряд реформ420
АВТОРИЗАЦІЯ І ВХІД ДЛЯ АВТОРІВ


УвійтиСкасувати
Ви можете увійти під своїм акаунтом у соціальних мережах:
Facebook   Twitter