22 листопада 2014, 11:10

История четвертая: Привыкайте к земле

Марш техники до промежуточной точки дислокации оставил неизгладимые и осязаемые впечатления в виде обилия гематом и переломов среди нас, т.к. техника, на которой нам положено служить и передвигаться полурабочая (вместо фар фонарики, проблемы со связью между членами экипажа из за проблем с электропроводкой, серьезные неисправности техники, несмотря на которые нас, все же "выпроводили"). Однажды, когда это будет возможно, об этом и другом, что по ряду причин "остается за кадром", я еще расскажу.

Когда мы приехали на место промежуточной дислокации нам дали один совет: "Привыкайте к земле, товарищи солдаты!" Спустя сутки, после первой серии минометных обстрелов, стало очевидным, что есть две формы привыкания к земле – и мы начали со всей самоотверженностью и новыми силами рыть землю. Вообще, рытье землянок-копанок весьма заунывное дело, но, так или иначе, большое начальство, то которое сидит в бетонных блиндажах и усиленной охраной, и мордами как белазный скат, оценило наши таланты и нас отправили в те края, о событиях в которых вещают по "говорящей коробке".

---

Время сложно фиксировать, как и дни календаря – все серо, и меряется не отрезками времени, а выполненными задачами. Несмотря на обилие гематом, очень опасно не предусмотрительно упасть, ибо можно разбиться на множество осколков грязи.

Твари по обе стороны баррикад догадываются что мы хотим жить, так что начиная от "привыкания к земле" и заканчивая походами "на роботу", все делается нами максимально оперативно и слажено, дабы выжить (вообще, о самоорганизации в условиях постоянной угрозы для жизни можно много рассказывать).

Если раньше раскурить сигарету на двоих было нормой, то теперь появляются новые техники табачной ингаляции. Коллектив перешел на новую фазу групповой динамики – деление на микро-группы и кооперация для достижения общей цели. Приготовление пищи, по причине отдаленности от очагов дружелюбной цивилизации, пришлось организовать самостоятельно, но это того стоило – у нас получается еда вкуснее чем во всех предыдущих частях и расположениях, где нашим питанием занималось армейское руководство. Но тяжелее всего без находящейся в огромном дефиците воды, так что перебиваемся как можем.

"Града" начальник, периодически, бросает в нашу сторону "зеленые карандаши", но нас проносит (некоторых дважды за вечер). Самое неприятное – это "град" с дождем – когда сутки стоишь на посту под мокрым небом и в твою сторону летят снаряды, дружественного "рассистского мира". Но привыкаешь ко всему привыкаешь, особенно если хочешь жить. Однажды эти Рабские Эмираты закончатся. Мы в это верим и продолжаем делать свою работу.

А так, все обычно – как на войне.

Пока все мы – сознательные граждане Украины здесь, на своей земле, пусть в разных формах и состояниях, и что-то делаем во имя общего будущего – у нас есть шанс все изменить, и жить в своей, пусть небольшой, но родной независимой стране. Жить лучше. А иначе нам всем придется привыкать к земле или жизни в большой чужой стране под Кремлевским Игом.

А мы (солдаты) – мы все еще, живы. Мы на войне. И она ближе, чем мне казалось еще три месяца назад когда я вальяжно отдыхал в одном из ночных клубов. Война ближе, чем мне казалось, когда я пришел в армию. Она ближе даже чем вы можете подумать – она на расстоянии вытянутой руки, если вы постараетесь протянуть ее чуть дальше обычного.

Помните друзья, чтобы не случилось, чего бы не произошло – я залышаюсь з вамы.

Друзья, берегите себя и любящих вас!

Миллет! Ветан! Къырым!

----------------

Душа – это сквозняк пространства

Меж мёртвой и живой отчизн.

Не думай, что бывает жизнь напрасной,

Как будто есть удавшаяся жизнь...

Андрей Вознесенский

powered by lun.ua

История шестая: Штабная сучность

"...Есть два рода сострадания. Одно – малодушное и сентиментальное, оно, в сущности, не что иное, как нетерпение сердца, спешащего поскорее избавиться от тягостного ощущения при виде чужого несчастья; это не сострадание, а лишь инстинктивное желание оградить свой покой от страданий ближнего...

История пятая: Зона АДО

Взрыв. Ещё взрыв где-то на расстоянии 30 метров. Снова взрыв неподалёку. Работает крупнокалиберный миномет. Пристреливаются. -- Проходит какой-то день в зоне АТО, третий день на месте нашей новой дислокации, и третьи сутки как мы втроем дежурим на посту...

История четвертая: Привыкайте к земле

Марш техники до промежуточной точки дислокации оставил неизгладимые и осязаемые впечатления в виде обилия гематом и переломов среди нас, т.к...

История третья: Как я стал крымским татарином

Друзья, учитывая, что мне неожиданно представилась такая возможность, смею обратиться к Вам не с солдатской историей, а с не менее важным, на мой взгляд, посланием...

История вторая: Хроническое "омерзенение"

"Ты живой?", "Расстрел был?" – приблизительно такие вопросы звучали практически во всех сообщениях друзей после моего предыдущего письма. Со всей уверенностью сообщаю, что я живой и, по всей вероятности, очередной легитимный, ибо после того самого последнего письма ни кто из людей со звездами на погонах ко мне не обращался, как и из, собственно, людей вне армейской иерархии...

История первая: Дух, армейский

- Мама, а это русские идут? - Нет, доченька, это не русские. Это наши. Этот разговор, услышанный во время того как нас вели колонной по вокзалу традиционно русскоязычного города Н...