3 лютого 2016, 06:08

Кремль приступил к созданию условных ''ДНР/ЛНР'' в Европе

Особенности "гибридной войны" России против Украины (и уже теперь против Европы) заключаются в следующем.

1.Принцип одновременности (вместо последовательности). То есть реализация прямо противоположных действий одновременно. Декларирование шагов в направлении мира и параллельная работа на войну. В этом смысле совершенно неважно, что обещает Кремль – реализация озвученного все равно будет носить "гибридный характер" (ни да ни нет, ни мира ни войны, ни за ни против и т.д.).

2.Политика конфликтов и расколов по всему миру. Цель – сломать существующий статус-кво в мире (от локального до глобального уровней), и, понимая свою неконкурентоспособность с современными экономиками, попытаться переформатировать в хаосе геополитическое пространство в свою пользу.

В этом смысле "ДНР/ЛНР" для России – это не самодостаточные сепаратистские проекты. Иначе в самопровозглашенных республиках никто бы не проводил псевдовыборы еще в конце декабря 2014 года после Минска-1, которые не признала сама же Россия (непонятно только, с кем, с юридической точки зрения, контактирует РФ на украинско-российской границе на Востоке). "ДНР/ЛНР" для России – это способ обвала Украинской государственности.

Равно как и действия России на Ближнем Востоке – направлены не столько на борьбу с ИГИЛ, сколько на провоцирование и создание ряда других проблем, проблемы беженцев в частности (о чем на днях недвусмысленно заявил министр иностранных дел Великобритании Филипп Хаммонд во время посещения лагеря беженцев в Иордании). Проблема беженцев, в свою очередь, так или иначе, расшатывает Евросоюз, обессмысливает безвизовый режим, к которому стремится Украина, создает в обществах европейских стран атмосферу недоверия, подрывает доверие к действующим властям, в том числе через дезинформацию со стороны российских СМИ и сотрудничество Кремля с партиями третьего эшелона, которые явно или косвенно работают на политических оппонентов.

Реагирование

Украина рассчитывает, прежде всего, выиграть время – для создания армии, политического и экономического укрепления государства, запуска исков в международных судах против России (как на уровне государства, как и на уровне частных лиц), привлечения в Крым и увеличения на Донбассе миссии международных наблюдателей, поиска новых гарантий безопасности как важной составляющей будущего договора о мире. До мира еще очень далеко, но промежуточный итог – отсутствие активных военных действий и локализация "ДНР/ЛНР" на уровне отдельных регионов Донецкой и Луганской областей (а это результат Минских соглашений), ряд дипломатических побед – чрезвычайно важен для Украины.

Реакция Европы и США – это экономическое ослабление России (но без идеи и стремления развала РФ), изоляционизм на уровне международных площадок, имиджевые удары, типа активизация разного рода дел и решений (по ЮКОСу, по Литвиненко, обвинения в коррупции). Запад демонстрирует, прежде всего, наличие полного объема информации по самым разным, болезненным для Кремля, темам. Развитие этих тем может приобретать самый разный характер – вплоть до новых санкций (как по делу Литвиненко, скажем).

Реакция стран СНГ – это мягкая, но от этого не менее важная, поддержка Украины, основанная на понимании угрозы возможного повторения со стороны РФ "братской любви и дружбы" (предлог универсальный – "спасти" от США и НАТО, якобы подбирающихся к России с разных сторон, в том числе с территорий стран-партнеров). При этом постсоветские страны пытаются балансировать, что вполне понятно, между политикой формального партнерства с РФ (ТС и ОДКБ), но де-факто поиска экономических возможностей вне России (новый Шелковый путь) и региональных оборонных союзов (Грузия-Азербайджан-Турция).

Развилки

Экономическое давление Запада на Россию действенно.

Дальнейшая военная агрессия РФ против Украины потеряла смысл – военная победа не переводится в политическую и геополитическую. И в силу мобилизации на уровне настроений граждан в самой Украине, и в силу экономической зависимости РФ от Запада (цена на нефть, банковский сектор).

Ситуацию в Крыму и на оккупированной части Донбасса России, во многом, удается удерживать на страхе (в том числе страхе у самопровозглашенных лидеров нести ответственность за преступления), пропаганде и все еще неадекватном восприятии жителями оккупированных территорий реальной России, очень далекой от иллюзорного образа СССР (Владимир Путин и вовсе сообщил, что Ленин принес вред России).

И, все же, это не означает, что Россия и дальше не будет пытаться "гибридизировать" ситуацию, прибегая все к тем же, выше обозначенным двум базовым характеристикам "гибридной войны". Причем, уже на площадке самой Европы. Фейковая история об "изнасиловании" мигрантами девочки Лизы в Берлине, а также то, как российские СМИ активно обсуждают фильм Поля Морейры "Украина, маски революции" – информационная сторона новой фазы "гибридной войны" с активным привлечением обществ стран ЕС. Не зря, Великобритания так активизировала свою позицию за последний месяц.

При этом фактор времени – ключевой. В США в конце года состоятся президентские выборы, и, несмотря на заявление о возможном введении в Сирию специальных войск (то есть более активной позиции Америки), избирательный процесс и время до инаугурации следующего президента, так или иначе, будут влиять на внешнеполитические шаги властей США и их темп.

Выборы во Франции и Германии, президентские и парламентские, состоятся в 2017 году. Понятно, что проблема беженцев сказывается на рейтингах Ангелы Меркель и Франсуа Олланда. Нельзя исключать, что на каком-то этапе, под давлением представителей крупного капитала, власти Франции и Германии, несмотря на заявления о том, что санкции в отношении РФ будут сняты только после возвращения границы Украине, будут вынуждены поставить вопрос о смягчении санкций.

Что касается Украины, то политическая часть Минских соглашений будет использоваться Россией в качестве давления, с той же целью, что и военный шантаж. Кремль и дальше будет работать на вариант дестабилизации на Донбассе (обстрелы, нападения/запугивания наблюдателей ОБСЕ, дискредитация Украины с целью формирования искусственного гражданского конфликта), при этом делая вид, что всячески стремится к миру.

Сейчас все внимание сконцентрировано вокруг принятия Украиной изменений в Конституцию. При этом для самой России их принятие/не принятие не имеет решающего значения (отсюда – постоянные новые бредовые, не подпадающие ни под какие юридические нормы и соглашения, "законодательные предложения" "ДНР/ЛНР"). Процесс конституционных изменений Кремль воспринимает как возможность для политического раскола украинских политэлит. Проголосует Верховная Рада за изменения в Конституцию в части особенностей самоуправления в ОРДО и ОРЛО – Кремль обвинит Киев в том, что эти изменения не согласованны с "лидерами" "ДНР/ЛНР". Не проголосует Верховная Рада за эти изменения – Кремль обвинит Киев в срыве Минских соглашений, и при этом в любом случае будет радоваться возможному политическому кризису на почве вопроса Конституции.

Без реальной демилитаризации оккупированных территорий и варианта миротворческой миссии/контингента, никакой мирный процесс не будет иметь успех. В этом смысле абсолютно верно решение Киева (через обращение в КС и изменение Регламента) отсрочить возможное принятие изменений в Конституцию. Вначале выполнение военных пунктов, и только потом – политических. И, кстати, если бы в "ДНР/ЛНР"/Кремле действительно мечтали о больших полномочиях (а я напомню, что закон об особенностях самоуправления принят еще в конце 2014 года), то тогда бы сами самопровозглашенные лидеры способствовали проведению выборов, а не наоборот. Изменения в Конституцию, кстати, для того, чтобы этот закон вступил в силу, не нужны. Закон вступает в силу только после выборов, проведенных при соблюдении всех условий, прописанных в Минских соглашениях (демилитаризация региона, допуск ОБСЕ на всю оккупированную территорию, украинские СМИ, украинские партии и т.д.).

Трехсторонняя встреча 1 февраля в Берлине Украина-Германия-Франция показала, что Европа, чуть ли не впервые, будет настаивать не на параллельности выполнения военной и политической частей Минских соглашений, а на поочередности – вначале военная, потом политическая.

Сворачивание или дальнейшее разворачивание "гибридной войны" России, если кратко, зависит от следующих позиций.

Перейдут ли США к активным действиям на Ближнем Востоке (специальные войска в Сирии)?

Сумеет ли Европа ответить на "гибридные вызовы", расшатывающие ее институты и институции?

Насколько активным и разнообразным будет экономическое давление на Россию, включая арест имущества в счет выигранных судов?

Что будет происходить внутри самой РФ? В какую сторону внутри будет разворачиваться Россия?

Справятся ли украинские элиты со своей инфантильностью и зацикленностью на собственных рейтингах, с учетом необходимости и проведения реформ, и борьбы с коррупцией, и укрепления армии, и активной международно-правовой деятельности, и поддержки шагов со стороны общества?

Это только вопросы, от ответов на которые, во многом, зависит прекращение войны. Перечень вопросов для мира как поствойны, а не перемирия, – другой. Он возникнет тогда, когда страна-агрессор будет видеть смысл взаимодействия в различных форматах не в "гибридизации", а в исправлении и смягчении последствий своих стратегических ошибок последних двух лет.

50 відтінків СВО всередині Росії

Так, нам дуже не вистачає зараз ППО та інших видів озброєнь, що ми всі гостро відчуваємо щодня через російські ракетні та дронові атаки, що почастішали...

Про своєчасність як одну з важливих категорій досягнення миру

Днями в Daily Telegraph вийшла спільна стаття міністрів закордонних справ Великобританіі та Франції – Девіда Кемерона та Стефана Сежурне. Стаття сильна, в ній вказується позиція та спільні зусилля двох ядерних країн...

У контексті 75-річчя НАТО

Перефразовуючи вислів: Неправильна інтерпретація Бога обіцяла Росії небагато – НАТО біля порога. А якщо серйозно, то справді всю брудну геополітичну роботу з мобілізації всередині альянсу зробила російська влада своєю агресивною політикою, досягнувши, зокрема, розширення НАТО за рахунок раніше нейтральних країн (Фінляндії та Швеції)...

"Десятиліття сну" триває

Днями стало відомо, що премʼєр-міністр Іспанії Педро Санчес звернувся до лідерів країн ЄС з тим, щоб вони перестали використовувати слово "війна" у своїх заявах, бо, мовляв, "люди не хочуть відчувати загрозу"...

Про внутрішній етап війни Росії

Холуї Путіна та інші плазуни, які підтримали війну, ще не зрозуміли, що їх самих згодом може чекати. Війна, особливо довга війна, і тим більше війна, розпочата у тому числі з внутрішніх причин (задля безсмертя чинного режиму), неминуче заходитиме всередину РФ...

Неадекватна реакція Кремля на теракт як прояв невідповідності

Неадекватність реагування російської влади на теракт у "Крокусі" – показова. Як на стадії до, так і під час, і після. Починаючи від ігнорування попереджень американської розвідки про теракт, що готується (мовляв, це все прагнення Заходу внести сум'яття напередодні "виборів") і закінчуючи версією про "українське вікно" для підозрюваних у теракті та замовчуванні про ісламістів...