14 квітня 2021, 21:06

Днепр как актив будущего

Украина может выпускать ценные бумаги и торговать ими, привлекая деньги под нулевой процент. Фантастика? – Сегодня уже нет.

В эпоху обесценивания фиатных денег и день-ото-дня все более реалистичных планов колонизации близлежащих экзо-планет любое стратегически дальновидное решение уже может стать источник капитализации. Без необходимости возвращать астрономические суммы или привлекать госгарантии. Капитал притягивает идея. Особенно, связанная с продлением жизненного цикла природных ресурсов и восполняемых богатств.

Одна из таких идей в буквальном смысле протекает у нас под ногами – через всю территорию Украины с севера на юг, дает питьевой ресурс почти 65% населения страны. Это Днепр. Расскажу о двух способах использовать этот ресурс по-современному, а не в духе эпохи индустриализации – по принципу "взять от природы максимум", а оставить – солончаковый карьер.

Климатический фактор

Вне сомнения, мир стоит на пороге очередного глобального изменения климата. В последний раз такое ползучее потепление происходило 1200 лет назад и длилось примерно полтора столетия. Вследствие повышения среднегодовой температуры в Европе виноградные культуры прижились даже в Скандинавии. Об этом есть данные палеоботаники.

В наши дни эти процессы имеют просто более угрожающий характер из-за техногенных составляющих. Вмешательство человека в природные процессы приобрело необратимый характер. И это даже более значительный вызов, чем пандемия. К этому нельзя выработать коллективный иммунитет, от этого даже нельзя спрятаться, как от ковида, на изолированном острове.

Украина не находится на первой линии климатических угроз. Однако и нас затрагивает то, что среднегодовая температура растет, а климат на континенте становится суше. Только в Киеве с 1980 года среднегодовая температура повысилась на 1,2 градуса. Из-за этого под угрозой оказывается мелиоративный потенциал и в целом отрасль, приносящая 17% национального ВВП.

Учитывая повышенный мировой спрос на зерно, в ближайшие годы агросектор может стать едва ли не главным экспортным ресурсом Украины. Правда, для этого нужно наращивать прежде всего объемы экспорта продуктов переработки, а не сырья – как принято у нас, благодаря чему мельничные мощности Украины бесхозно простаивают. Но вернусь к проблеме климата.

Как результат температурного дрейфа, уровень мирового океана поднимается с беспрецедентной для последние 14 тыс. лет динамикой, контаминируя подземные водоносные горизонты. Межправительственная группа экспертов по изменению климата уверяет, что уже в текущем десятилетии мир станет жарче на 1,7 градуса, нежели в конце прошлого столетия. В случае увеличения парниковых выбросов в атмосферу и дальнейшего роста использования ископаемого топлива, к середине столетия рост составит от 2,6 до 4,8 градуса.

Мы в городах вроде бы не ощущаем такое повышение, но для природы это уже фактор риска. Снижение количества осадков и бесснежная зима создают проблемы не только для агросектора, но и для питьевого водоснабжения полусотни крупных городов и промышленных центров Украины.

Наиболее отчетливо это видно по обнажающимся руслам малых притоков Днепра. Например, в верховьях речки Тетерев в районе Полесской высочины. Пересохшее русло становится источником распространения пыли с высоким содержанием радионуклидов, осевших в муле вследствие Чернобыльской катастрофы.

Приняв во внимание весь комплекс факторов, напрашивается вывод: едва ли не первым пунктом стратегической визии Украины на сегодня должна стоять программа восстановления Днепра. Как природного и экономического ресурса. А меж тем река продолжает бесхозно заболачиваться, превращаясь в канализационную артерию континентального масштаба.

Стоки

По берегам Днепра доживают амортизационный срок мины замедленного действия, вроде Бортнической станции аэрации. Ее реконструкция – давно предмет больших коррупционных торгов, счет за которые будет выставлен грядущим поколениям. Ни один мер столицы ни разу не выдвигал проблему стоков среди стратегических рисков, ни один состав СНБО не рассматривал эту проблему как угрозу национального значения.

Бортничи главный, но не единственный загрязнитель для Днепра. Десятки городов вообще не оборудованы аэрационными сооружениями, вследствие чего часть стоков неизбежно попадает в реку. Это риски экологической катастрофы для всего черноморского бассейна. Насколько мне известно, только в Житомире взялись за сооружение более-менее инновационных систем канализационной очистки.

Инфраструктура

Инженерные сооружения Днепра – отдельная проблема. Их срок эксплуатации давно на пределе, а реконструкция, как правило, не отвечает современным экономическим задачам. Да и задачи никто не сформулировал, раз нет стратегии развития Днепра.

Эти сооружения возводились в эпоху индустриального строительства как энергогенерирующая инфраструктура. Но сегодня гидроэнергетика по факту дает меньше 1% общей потребности Украины в электроэнергии. Это уже не ресурс для промышленности времен первых пятилеток. Новая возобновляемая энергетика явно эффективней. Но экологические риски от этих памятников индустриализации гораздо ощутимее.

Не берусь предлагать готового решения. Сугубо с точки зрения инвестиций, если ликвидировать ряд дамб, откроются миллионы гектаров сельскохозяйственных земель с ценнейшим слоем сапропеля. Катар, Саудовская Аравия, ОАЕ и еще с десяток стран мира закупают его по баснословным ценам. Не говоря уже о возвращении Днепра в историческое русло.

Итак, проблема сохранения Днепра как питьевого и мелиоративного ресурса – один из главных стратегических вызовов для Украины в условиях климатических изменений на ближайшие десятилетия.

Где взять деньги?

Суммарный объем программы восстановления всего национального достояния Украины, включительно модернизацию гидроэнергетической инфраструктуры, по несколько устаревшим оценкам Института экономики природопользования и устойчивого развития НАНУ, может составить порядка $125 млрд США.

Много это или мало – не суть важно. Скажу очевидное: за подобные стратегические проекты Украине практически не надо тратить собственные бюджетные средства. И это опять не фантастика, поскольку восстановление водных ресурсов днепровского бассейна – это проблема общеевропейской коллективной экологической безопасности. И эти средства в Евросоюзе есть.

Но для того, чтоб привлечь их в Украину, нужна политическая воля и компетенция разработать проект капиталовложений. В конце концов, нужно лицо, способное взять на себя ответственность за реализацию этих инвестиций.

Уже запущен государственный реестр артезианских скважин Украины. Это первый шаг на пути индексации водного потенциала Украины – возможности его контролируемого использования и превращения в высоколиквидный актив. То же самое можно и нужно провести в отношении поверхностных источников водоснабжения. Пока мы не утратили их "питьевое" предназначение.

"Из варяг в греки"

Но есть еще одна важнейшая грань развития Днепра – экономический потенциал. При должном хозяйском подходе река может стать важнейшей крупнотоннажной магистралью, разгружающей автодорожную инфраструктуру и компенсирующей проблемы с авиаперевозками.

И дело не только во внутреннем транспортном спросе. Украина до сих пор ни на йоту не использовала свои геополитические преимущества для развития транснациональных логистических коммуникаций.

Путь "из варяг в греки", давший когда-то нашей стране путевку в историю, и спустя тысячу лет не утратил актуальности. Хотя сегодня его стоит рассматривать в несколько иной геометрии – через Западный Буг и Вислу. Полесские притоки Днепра слабы, но в случае применения современных технологий углубления фарватера – это прямой путь из Черного в Балтийское море.

Организация крупнотоннажного судоходства тут – это не запуск шаттла в космос. Тут не нужно рыть десятки километров панамского гранита. Нужна лишь политическая воля украинских, белорусских и польских лидеров стать остовом Балто-Черноморского экономического сотрудничества. Возможно, это был бы вариант помочь белорусам решить проблему с "политически локдауном"...

Не все безоблачно и в польско-украинских политических отношениях, постоянно упирающихся в "моральные репарации" на предмет, кто кого больше ущемлял или репрессировал. Ни в коем случае не хочу умалить ценность баланса исторических памятей. Но с учетом того, что память на хлеб не намажешь, все вопросы гуманитарного характера в ХХI столетии стоило бы отложить на второй план, отдав приоритет стратегическому партнерству. Даже Польша и Германия на этой почве заморозили столетиям неутихающие споры, а у нас они тянутся до сих пор, что не логично.

Уверен, Балто-Черноморский вектор логистического, энергетического и технологического сотрудничества недооценен как с экономической, так и дипломатической точки зрения.

Профит

Как это может работать на практике? – Думаю, в совместных транспортных проектах мы вполне могли бы предоставить исключительную юрисдикцию Польше. Нечто вроде коммерческого арбитража, который Британия имеет в Сингапуре. Тем паче, что у нас британская юрисдикция с успехом работает в возобновляемой энергетике.

Именно Балто-Черноморский вектор, ключевым звеном в котором является Днепр с полностью модернизированной системой гидроэнергетических узлов – наша соломинка на участие в ЕС в ближайшие десятилетия.

Лишь напомню, что совсем недавно инвестиции в $5,4 млрд на реконструкцию Панамского канала удалось окупить всего за 12 лет, и с 2019 года привести проект в точку безубыточности. Для участия в таких проектах инвесторы выстраиваются в очередь, а средства привлекаются практически под нулевой процент комиссии.

И инвесторы на политический контроль не претендуют. С 1999 года канал находится в исключительной экономической юрисдикции государства Панама, хотя сооружался Францией и США, главным образом в рамках концессии США – как стратегический объект Пентагона.

Днепр хоть и не способен принимать суда класса Panamax, но для балто-черноморского логистического сообщения новый путь "из варяг в греки" мог бы иметь вполне трансконтинентальное значение. Особенно в условиях удорожания наземного сообщения и особой потребности в крупнотоннажном трафике.

В любом случае, это в разы более выгодный проект, чем бесконечно торговаться с донорами за кредиты и занимать у МВФ деньги под покрытие предыдущего долга тому же МВФ.

powered by lun.ua

Почему гражданам Украины необходимо стать акционерами своей страны и как это изменит результаты выборов

В своем блоге я несколько раз подводил к идее, что превращение природного богатства Украины в актив, принадлежащий каждому гражданину – согласно статье 13 Конституции – это вопрос не только экономического рывка...

Город-корпорация или город-бедствие: третьего не дано

Не так давно на Инвестиционном форуме в Киеве мэр столицы Виталий Кличко заявил, что готов работать едва ли не бодигардом для каждого инвестора города...

Днепр как актив будущего

Украина может выпускать ценные бумаги и торговать ими, привлекая деньги под нулевой процент. Фантастика? – Сегодня уже нет. В эпоху обесценивания фиатных денег и день-ото-дня все более реалистичных планов колонизации близлежащих экзо-планет любое стратегически дальновидное решение уже может стать источник капитализации...

Без долгосрочного экономического видения Украина как политическое целое не выживет

То, как мир трансформировался за последний коронакризисный год, имеет колоссальное значение для конфигурации магистральных отраслей мировой экономики, жизнеобеспечения государств и корпораций в целом...