Артем Петренко журналіст, медіа менеджер, економічний експерт

Риски и важность земельной реформы. Мировой опыт. Часть2

10 листопада 2019, 11:41

В первой части читайте об опыте земельных реформ в разных странах

Во второй части – о причинах массовой скупки земли в мире

В третьей части – о ситуации в Евросоюзе

В четвертой части – об угрозах для Украины и важных составляющих настоящей аграрной реформы

Истоки концентрации власти

В 70-х годах один из самых влиятельных политиков США прошлого столетия Генри Киссинджер сказал: "Кто контролирует продовольствие, тот контролирует людей; кто контролирует энергию, может контролировать целые континенты; кто контролирует деньги, может контролировать мир".



Фото www.theguardian.com

После Второй мировой экспортная стратегия США заключалась в контроле над поставками продовольствия. В начале 70-х это сопровождалось системными мерами по консолидации власти в секторе через сворачивание поддержки мелких фермеров и масштабное продвижение интересов крупных корпораций. Уже тогда 95% всех запасов зерна в мире находились под контролем шести транснациональных компаний – Cargill Grain Company, Continental Grain Company; Cook Industries Inc, Louis Dreyfus Co., Bunge Company, и Archer Daniels Midland. Долгосрочная стратегия США заключалась в том, чтобы доминировать на мировом рынке сельхоз продукции, как это было изложено в начале 1970-х Ричардом Никсоном.

Эта политика влияла на многие реформы в развивающихся странах для продвижения интересов агробизнеса США. В отчете Киссинджера 1974 года "Меморандум 200 об исследовании национальной безопасности" (NSSM 200) он рассматривал продовольственную помощь за рубежом как "инструмент национальной политики".



Фото www.amazon.com

В 1979 году корреспондент Washington Post Ден Морган получил Пулитцеровскую премию за свою книгу, в которой разоблачил коррупцию в мировых поставках продовольствия при участии крупнейших корпораций. Он тщательно документировал связи между иерархией Департамента сельского хозяйства и Continental Grain, фирмой, которая получила наибольшее количество продаж. Бедные страны, для которых продовольственная помощь имела решающее значение, больше всего обманывали – они получали гнилое зерно и до них его доходило намного меньше, чем заявлялось на бумаге. Некоторые из ключевых помощников руководителя департамента вернулись на работу в эти зерновые компании, которые щедро наживались на государственных поставках. В результате серии скандалов несколько корпораций были оштрафованы на крупные суммы.

С тех пор концентрация на мировом рынке продовольствия только возросла.

По данным газеты The Guardian, сегодня доминируют уже 4 компании – те же, что и 40 лет назад – Archer Daniels Midland, Bunge, Cargill и Louis Dreyfus. На них, по разным данным, приходится от 75% до 90% мировой торговли зерном.



Таблица взята на www-cdn.oxfam.org

В отчете Oxfam отмечается, что эта необычайная концентрация власти и денег в мировой торговле продуктами питания является одним из важнейших структурных недостатков системы. На каждом этапе доминирует горстка игроков, причем не только в основном сельском хозяйстве, но и в производстве продуктов питания и розничной торговле. В результате, утверждают эксперты Oxfam, "они извлекают бОльшую часть стоимости по всей цепочке, в то время как затраты и риски касаются самых слабых участников, как правило, фермеров и рабочих на дне".

В исследовании показано как эти несколько корпораций контролируют огромные сектора мирового рынка, имея доходы в сотни миллиардов долларов в год. Эксперты показывают, что деятельность этих трейдеров прямо влияет на внутреннюю продовольственную политику многих стран, при этом чаще всего они сами остаются в тени.

В дополнение к концентрации, Cargill, ADM и Bunge имеют стратегические альянсы и совместные предприятия с также доминирующими в мире семеноводческими и агрохимическими конгломератами. Более 50% мирового рынка семян приходится на четыре фирмы: Monsanto (зарегистрирована в Делавэре, штаб-квартира в Миссури), Dupont (штаб-квартира в Делавэре), Syngenta (зарегистрирована и штаб-квартира в Швейцарии) и Limagrain, международный кооператив, базирующийся во Франции.

В сфере агрохимикатов 75% мирового рынка контролируют шесть компаний: DuPont, Monsanto, Syngenta, Dow (штат Делавэр, штаб-квартира в Мичигане), и два немецких химических гиганта Bayer и BASF.



Рисунок 1: Основные виды деятельности сельскохозяйственных трейдеров и их влияние на цены на продовольствие и средства к существованию для мелких фермеров (www-cdn.oxfam.org)

Рецепт власти этих корпораций прост: имея огромные финансовые ресурсы, они захватывают всю цепочку – транспортировка, хранение и переработка. И имеют все возможности влиять на цены. Указанные выше 4 фирмы-трейдеры доминируют на внутреннем и экспортном рынках основных стран-экспортеров зерновых, особенно в Северной и Южной Америке. Они также расширяют свое присутствие в странах, где ранее доминировало государство, включая Австралию, Россию и Китай. Как известно, в Украине у них тоже большие планы.

Однако, наша страна за последние годы не то, что не захватывала мировые рынки, но даже почти потеряла собственный рынок азотных удобрений, а отечественные производители, практически, стоят. Где программы правительства по развитию производства украинской агрохимии?

Массовый захват земель

Риск захвата украинских черноземов марсианами не рассматриваем. Но за последние полтора десятилетия происходит массовая скупка сельхоз земель в разных странах корпорациями и государственными фондами богатых стран.

Украинский GROWFORD Institute подготовил основательный доклад о рисках непродуманной земельной реформы. Его эксперты делают обоснованный вывод, что сегодня цена плодородной земли и контроля государств над ее использованием стала ценой продовольственной безопасности.



Рост цен на продовольствие

В 2007-2008 годах мир потряс самый резкий за последние 30 лет скачок цен на продукты питания. За этот период средние мировые цены на рис выросли на 217%, пшеницу – на 136%, кукурузу – на 125% и сою – на 107%. В бедных странах, зависимых от импорта, разразился острый продовольственный кризис. В 2008 году более 1 млрд. человек страдали от голода. Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (ФАО) объяснила это низким уровнем мировых запасов зерна, плохими урожаями, быстрорастущим спросом на продукты для биотоплива и повышением цен на нефть. Бунты из-за нехватки еды захлестнули более 30 стран, два правительства – Гаити и Мадагаскара – были свергнуты.



www-cdn.oxfam.org

На самом деле, хронический дефицит продовольствия существует давно. И тут несколько причин. Во-первых – опережающие темпы роста спроса в многомиллионных странах, таких, как Китай, Индия, Бразилия. Во-вторых – сокращение посевов. В последние годы на каждого человека в мире приходится 0,1 га посевов зерновых культур, что вдвое меньше, чем было в начале 60-х годов прошлого века. Все большее количество стран для удовлетворения своих потребностей полагаются на импортное зерно, тем самым повышая цены.

По данным последнего отчета ООН, число голодающих в мире растет третий год подряд.

Прогнозы ООН по влиянию глобального потепления неутешительны. Уже по этой причине ежегодно выпадает из сельхоз оборота около 1,7 млн. га земли.

А спрос будет расти – ежегодно население мира увеличивается на 80 млн человек. И темпы роста населения почти в полтора раза опережают темпы увеличения производства продовольствия.



Финансоализация мировой экономики.


Еще с начала этого века крупные корпорации, государственные фонды и частные инвесторы скупали земли в разных странах, но после 2008 года процесс ускорился. Дело в том, что за последние 50 лет произошла невероятная финансоализация мировой экономики. С появлением новых финансовых инструментов мир наполнило огромное количество финансовых операций, которые все меньше имеют отношение к реальному производству. К примеру, в 1971 году 90% международных сделок относились к реальной экономике, а 10% были спекулятивными. Уже к середине 90-х годов около 95% значительно больших сумм стали спекулятивными. По оценкам разных экспертов, глобальный рынок деривативов разросся до 1,2 квадриллиона долларов. Поэтому после мирового финансового кризиса 2008 года все бОльшие потоки спекулятивного капитала потекли на земельный рынок, тем самым "разогревая" цены. В 2014 году The Economist заявил, что сельскохозяйственные угодья превзошли большинство классов активов за предыдущие 20 лет, обеспечивая среднюю доходность в США в 12 % годовых при низкой волатильности.

Яркий пример прихода спекулянтов на земельный рынок показала Аргентина. После серии реформ под эгидой МВФ начала 1990-х, когда иностранные инвесторы получили существенные налоговые льготы, процессы концентрации земель ускорились. Известный нам международный спекулянт Джордж Сорос также стал собственником большого количества недвижимости в Аргентине, в том числе и в Буэнос-Айресе через компанию IRSA. В этот список кроме офисных зданий входило также более миллиона гектаров сельскохозяйственных земель (!)



Я неоднократно описывал, как Сорос умеет зарабатывать огромные деньги на кризисах.

Как и теперь Украина, в 90-х годах Аргентина брала новые кредиты, чтобы отдать предыдущие. И рост ВВП (65% за 8 лет) точно так же не спас ее от дальнейших кризисов и обеднения населения. Как и у нас "рост" сопровождался ростом импорта, отмиранием собственных отраслей производства и ростом внешнего долга (с 65,4 млрд. долл. в 1991 году до 143,5 млрд. долл. в 1999-м). Ориентирование на экспорт сельскохозяйственных монокультур логично привело к кризису 2001 года, когда из-за большого мирового урожая зерновых упали биржевые цены и экспортные доходы. В преддверии кризиса были заморожены банковские вклады и установлены жесткие лимиты на снятие средств, что привело к массовым протестам. В итоге Аргентина не смогла сделать выплаты по внешним долгами и была вынуждена объявить дефолт.



Массовые протесты в Аргентине в 2001 году. фото notparis.com

Но Сорос еще до 1999 года продал почти всю свою долю в бразильской компании. И, как считают эксперты, начал игру против песо. Дефолт привел к девальвации валюты Аргентины на 75%. Тогда Сорос пришел на рынок снова, чтобы опять скупать землю, но уже по бросовым ценам. По данным GRAIN на 2009 год, через фирму Adeco Сорос владел около 263 тыс. гектар сельхозугодий в Аргентине, Бразилии и Уругвае.

В 2014 году Аргентина второй раз была вынуждена объявить дефолт.

Масштабы скупки земли.

С 2007 года правительства многих стран с большими объемами финансов, но с дефицитом плодородной земли и воды, увеличили государственные инвестиции в инфраструктуру продовольственных рынков и перерабатывающих отраслей. Стали использовать государственные фонды благосостояния (Sovereign Wealth Funds) и государственные инвестиционные фонды (Public Investment Funds), которые оперируют сотнями миллиардов долларов, а некоторые – триллионами. И активно сотрудничают с частными корпорациями.

На уровне международных организаций и правительств разных стран был введен в обиход специальный термин land grabbing ("захват" земель). Речь идет о приобретении земли иностранцами легальными и нелегальными методами. Чаще всего – при слабой и коррумпированной местной власти.

Эксперт GROWFORD Institute Вячеслав Ильченько приводит данные Land Matrix Partnership: за последние 12 лет в мире было "поглощено" корпорациями более 50 млн. га. плодородных земель. Рекордсменом является Индонезия – там скупили 1 млн. 600 тыс. га. В Мадагаскаре – 1 млн. 300 тыс., на Филиппинах – 1 млн. 240 тыс. га). И это были одномоментные покупки.

В 2008 году The Financial Times раскрыла сделку между южнокорейской компанией Daewoo Logistics и правительством Мадагаскара. Речь шла о покупке 1,3 млн. га земли для выращивания кукурузы на экспорт. Этот скандал ускорил свержение малагасийского правительства.



фото www.recommon.org

Ранее, в 2004-09 годах, были проданы или переданы в концессию 4,0 млн. га в Судане, 2,7 – в Мозамбике, 1,2 – в Эфиопии и 1,6 – - в Либерии.

В отчете Всемирного банка за 2011 год, подготовленном Клаусом Дайнингером, сообщается о 56 млн. га купленной сельскохозяйственной земли по всему миру. Это больше, чем мы имеем в Украине.

Например, в Камбоджи по состоянию на 2012 год более 11% территории страны было передано в столетнюю концессию иностранцам.

Кто скупает землю?

Например, Radar S/A является совместным предприятием TIAA (пенсионные фонды США) и Cosan S/A (крупнейший в Бразилии производитель сахарного тростника, сахара и этанола). Единственное занятие RadarS/A – покупать дешевую землю, ждать, пока цена поднимется, а затем продавать ее.

По состоянию на конец 2016 года совокупные частные пенсионные активы в 34 странах ОЭСР оценивались в 38 трлн. дол США и управлялись в основном пенсионными фондами.

Для Украины будет интересно, что значительную часть земли скупают и компании из ЕС. По состоянию на начало 2019 года Land Matrix сообщила, что корпорации из Евросоюза участвуют в 909 земельных сделках по всему миру, общей площадью 29 миллионов гектаров земли. Две трети этих сделок (616) касаются земли за пределами Европы, общая сумма которых составляет 23 миллиона гектаров. Эти сделки встречаются по всей Африке, Азии и Латинской Америке.



Фото www.dw.com

На конкретном примере покажем, как переплетены государственные и частные деньги. Например, Agrivision Zambia – коммерческая фермерская компания в Замбии, принадлежащая маврикийской инвестиционной фирме Agrivision Africa заявила о планах купить 100 тыс. га в Замбии и соседних странах. В 2011 году фонд AATIF инвестировал 10 млн. дол США в компанию Agrivision Zambia. AATIF является "инновационной структурой государственно-частного финансирования", базируется в Люксембурге и учрежден министерством экономического сотрудничества и развития Германии (BMZ и банком развития KfW Development Bank) в сотрудничестве с Deutsche Bank AG.

Заявленная миссия фонда – "реализовать потенциал сельскохозяйственного производства, предоставления услуг и торговли в Африке в интересах бедных"

В октябре 2012 года Норвежский инвестиционный фонд для развивающихся стран (Norfund, принадлежащий правительству Норвегии) приобрел 21% акций Africa Agrivision за 10 млн. дол. США.



Фото www.dw.com

Как мы видим, захвату земель широко способствуют специальные государственные финансовые институты развития (DFIs) из Евросоюза. Но информация об их деятельности часто скрыта от общественности. Они могут легко привлекать большие объемы капитала на международных рынках.

На первый взгляд, все эти институты декларируют высокие принципы (или следуют стандартам Международной финансовой корпорации). Но на деле их инвестиции участвуют в захватах земли и связанных с ними нарушениях прав человека.

Когда возникают проблемы, правительства разных стран пытаются расторгать подобные сделки, но десятками проигрывают международные суды.

Бразилия – яркий пример всех негативных последствий скупки земли и укрупнения хозяйств. Организации гражданского общества документировали, как местные жители теряют свою землю и доступ к воде, отравление воды, почвы и животных химикатами, изменения количества осадков в регионе, более частые засухи, вырубку лесов, утрату биоразнообразия, усиление насилия в отношении общественных лидеров.

Подобные массовые нарушения прав человека фиксируются в разных странах. В международных судах рассматриваются десятки коллективных жалоб. Например, относительно плантаций сахарного тростника в Тайланде и Камбоджии, или производства пальмового масла в Конго. Подобные захваты проходят по всему миру – от Колумбии до Индонезии и от Мьянмы до Нигерии.



Фото www.inclusivedevelopment.net

Конкретный пример. После десяти лет борьбы, в ходе которой жители сел в Камбоджи пытались добиться своих прав, в феврале 2019 года Европейская комиссия, наконец, начала официальное расследование нарушений прав человека, связанных с концессией земли для производства сахара, который, кстати, поставляется на рынок ЕС. Еврокомиссия даже пригрозила приостановить действие торговых преференций для этой страны. Причиной стал захват земель 1500 семей местных фермеров и вырубка двух общественных лесов площадью 1800 га местной компанией, в которую инвестировал значительные суммы третий по размерам банк Австралии ANZ Royal Bank. В процессе силового захвата некоторые местные жители были ранены, а один из активистов был убит. Общины потеряли доступ к воде из-за захвата и последующего загрязнения природных источников.



фото ethancrowley.com

Похожая ситуация с вьетнамской компанией разработчиком каучука Хоанг Ан Гия Лай (HAGL), которая захватила землю местных крестьян в Камбодже (около 5% территории одой из провинций). В результате очень сильно пострадали местные леса, были захвачены пастбища, земли для севооборота и даже кладбища местных жителей. Интересно, что в эту компанию инвестировала Международная финансовая корпорация (МФК) через вьетнамский фонд прямых инвестиций. Напомню, что МФК входит в структуру Всемирного банка, главная уставная цель которого – борьба с бедностью в мире.

После пяти лет борьбы местных общин за свои права компания была вынуждена вернуть все захваченные земли.



Дискуссии по поводу захвата земель проходят по всему миру. К примеру, в 2015 году Европарламент выпустил специальное исследование на эту тему.

В первой части блога – об опыте земельных реформ в разных странах

В третьей части блога читайте о ситуации в Евросоюзе (как коррумпированные чиновники пилят субсидии и как корпорации скупают земли через "карманные контракты")

В четвертой части – об угрозах для Украины и важных составляющих настоящей аграрной реформы

powered by lun.ua
Коментарі — 0
Україна та Європа1103 Зеленський41 Aтака Путіна1243 Донбас19 Корупція1363
АВТОРИЗАЦІЯ І ВХІД ДЛЯ АВТОРІВ


УвійтиСкасувати
Ви можете увійти під своїм акаунтом у соціальних мережах:
Facebook   Twitter