27 вересня 2021, 23:20

Выборы в Германии: какой будет политика после эпохи Меркель

Все, кто наблюдал за федеральными выборами в Германии, согласятся, что их контекст выходит за пределы исключительно внутригерманского.

Не менее, а может и более важная составляющая – касающаяся сохранения лидерства Германии в ЕС, а также того, какой должна быть политика после завершения эпохи Ангелы Меркель. Именно на этом я и хочу сакцентировать внимание.

Великобритания после брэкзита – уже не часть ЕС. А Франция, действующий лидер которой Эммануэль Макрон наверняка будет пытаться занять роль Меркель, в следующем году погружается в предвыборную кампанию.

В некоторых мировых СМИ уже называют фамилию премьер-министра Италии Марио Драги в качестве возможного нового лидера, которому удалось завоевать авторитет в традиционно расколотом итальянском политическом истеблишменте.

Но, во-первых, потенциал лидера определяется в том числе степенью влияния страны, и здесь инерция многолетнего лидерства Германии во главе с Меркель, уверена, ещё долго будет продолжаться.

А, во-вторых, дело не только и не столько в поиске личности, способной демонстрировать лидерские качества в масштабе Евросоюза, но и в самой провидимой политике. Несмотря на умение Меркель сглаживать конфликты и такое качество, как компромиссность, за годы ее канцлерства Европа столкнулась с новыми вызовами, требующими пересмотра политики по ряду направлений.

На эту тему недавно было интересное исследование, которое провёл Европейский совет по международным отношениям среди 12 стран-членов ЕС.

Так вот в этом исследовании есть вывод о том, что "ЕС нуждается в новом германском видении" и выходе политики за рамки "Меркелизма". В том смысле, что "Ангеле Меркель удавалось удерживать статус-кво на континенте, однако вызовы, которые сегодня есть перед Европой, требуют более решительной политики".

Кстати, в этом же исследовании есть вопрос по поводу лидерства Макрона, и только 14 % респондентов в ЕС видят Макрона гипотетическим лидером Европы, по сравнению с 41 % за Да и неизвестно, победит ли он на следующих выборах.

Поэтому если подытожить ожидания внутри ЕС относительно политики, которую будет проводить новый канцлер Германии, то они такие.

1. Запрос на более целостную позицию в вопросе коллективных интересов и действий (часть стран считали, что Меркель делала перекос в сторону бизнес-интересов Германии, а не европейской солидарности).

2. Запрос на более чёткую позицию по России и Китаю (в отношении РФ все ещё чувствуется "остполитик", актуальная для предыдущих десятилетий; в отношении Китая – вопрос баланса между США и Китаем).

3. Запрос на усиление обороноспособности (на этих выборах, кстати, если говорить о внутригерманском контексте, чуть ли не впервые дискутировалась позиция партий относительно роли спецслужб/безопасности в целом; видимо, на фоне кибератак накануне выборов).

4. Запрос на гарантии, касающиеся СП-2 (в ЕС не верят в то, что этот газопровод удастся остановить; но ожидания того, что новый канцлер должен обеспечить соблюдение обязательств, данных Меркель, включая сохранения транзита через Украину – есть).

5. Запрос на ответ на евроскептические течения внутри ЕС (в июле 16 европейских ультраправых и консервативных партий, часть из которых входят в коалиционные правительства, заявили об объединении усилий в борьбе против политического вектора ЕС и увеличения власти европейских органов; среди подписантов совместной декларации – партия премьер-министра Венгрии Виктора Орбана "Фидес", польская правящая партия "Право и справедливость" Ярослава Качиньского, французское "Национальное собрание" Марин Ле Пен, австрийская партия "Свобода" Герберта Кикля, испанская партия Vox Сантьяго Абаскаля, итальянские партии "Лига и Братья" Маттео Сальвини и "Братья итальянцы" Джорджии Мелони, финская партия "Истинные финны" Юсси Халла-ахо).

Как будет – посмотрим. Ну а пишу я об этом для того, чтобы в Украине был понятен общеевропейский контекст происходящего. Потому что успех внешней политики зависит как от умения формулировать наши интересы, так и от уместности во временим тех или иных инициатив.

Галапагосы 21 века

У позднего Курта Воннегута есть роман "Галапагосы". Роман-антиутопия о вырождении человека. Если коротко, то сюжет таков: небольшая группа людей, потерпевших кораблекрушение, зависает в водах одного из островов...

Россия как враг сама себе

Один из последних соцопросов: 98% украинцев поддерживают действия ВСУ и верят в победу. А во что верят в России в этой войне? Путин ведь осуществляет неофициальную мобилизацию без ее осознания российскими гражданами...

''Рисовать чёрта легко, рисовать тигра трудно''

Одна из китайских стратагем, 26-я, звучит так: "Указывая на тутовое дерево, ругать акацию". Немного витиевато, но смысл понятен. Это когда кто-то хочет воздействовать на одного через воздействие на другого...

''Азовсталь'', где Россия изрезала себе карму на 100 лет

"Азовсталь" изрезал карму россиянам на 100 лет наперед ещё тогда. В Мариуполе. Во время блокады. Но, видимо, России этого показалось мало...

Как лечить коллективный диагноз РФ

Как и многие, я часто задаюсь вопросом: как все дошло до решения России начать полномасштабное вторжение в Украину? Как к этому пришли все в РФ – от верхов до низов? Дело ведь не только в режиме Путина...

"Наколотые апельсины" для России

Внутренне пригвожденный к прошлому и войне Путин решил поговорить о мировой геополитике, и описал ее выражением "золотой миллиард". Что, мол, "золотой миллиард" доминирует в мире, навязывая правила поведения и разделяя людей на первый и второй классы...